О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Пропавшие за Крым | "Экстремисты" | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/tags/prison/all-entries/

Тюрьма

В блогах


:

Пришло признание

Vip Пара фраз (в блоге Пара фраз) 05.04.2018

383

В распоряжении РБК оказалось письмо бывшего начальника службы безопасности Бориса Березовского... Сергея Соколова, который в январе был арестован Лефортовским судом по ходатайству ФСБ. В письме Соколов признается в фальсификации компрометирующих сведений против замначальника Управления внутренней политики Кремля Тимура Прокопенко, спикера Госдумы Вячеслава Володина, руководителей "Тольяттиазота" Вячеслава Суслова и Николая Неплюева, заместителя директора ФСИН Владислава Цатурова, а также чиновников Минфина... "Когда сбор компромата не удавался по причине его отсутствия, мы ставили об этом в известность заказчика и начинали искусственно создавать такой "компромат", за что получали "гонорары". Именно у этих людей, которых мы оклеветали, я бы хотел попросить прощения", - пишет Соколов.

РБК

Он уже признался, что убил выдающихся членов Партии, что распространял подрывную литературу, присваивал общественные деньги, выдавал военные секреты иностранцам и занимался саботажем. Он подтвердил, что давно, еще с 1968 года, является агентом разведывательной службы Востазии. Признался, что верит в бога, преклоняется перед капитализмом и давно превратился в сексуального извращенца. Он сказал, что убил свою жену, хотя и он, и следователи не могли не знать, что она жива. Он сознался, что много лет подряд поддерживал связь с Гольдштейном и был членом подпольной организации, в которую входят или входили все, кого он когда-либо знал или встречал. Признаваться во всем и впутывать всех было в общем-то легко. Тем более что по большому счету это было правдой. Он действительно враг Партии, а с ее точки зрения разницы между поступком и намерением нет.

Джордж Оруэлл. "1984"


Стомахин: испытание крыткой

Vip Вера Лаврешина (в блоге Свободное место) 27.01.2018

465

Собираясь на свидание к политзеку Борису Стомахину в крытую тюрьму в Балашове, куда он зимой был доставлен для отбывания остатка срока (то есть почти до конца 2019 года) как злостный нарушитель режима пермского лагеря ИК-10, стали мы с Феликсом Шведовским изучать, что за место такое. Вроде поближе к Москве, добираться стало проще. Но что скрывается за стенами этой самой "крытки"?

Находим информацию 2005 года от некоего благотворительного фонда "Удача": "В крытой тюрьме в городе Балашов Саратовской области проходят регулярные пытки, избиения, унижения, угрозы изнасилования. В санчасти операции проводят без обезболивания. В результате на сотрудников тюрьмы было возбуждено 8 уголовных дел. Но спустя некоторое время все дела были закрыты при участии заместителя прокурора области Задкова Г.И."

Картина сразу возникает пугающая. О крытках писал, например, Кирилл Подрабинек, советский политзек. Если человек не угодил в колонии начальству, то происходит "суд" в лагере и "со своего режима переводишься на тюремный, в "крытую" тюрьму. Сроком до трех лет. Кто-то с нее возвратится в зону, кто-то освободится, а иные освободятся и от этого мира... Неофициально крытники приравниваются к особо опасным рецидивистам".

Публицистика Бориса Стомахина, его мыслепреступления (то есть непримиримая критика не только путинского режима, но и раболепно-покорного населения) приравниваются самим режимом к попытке свержения строя. И сидеть ему без послаблений - ведь "сотрудничать" (просить, заискивать, доносить на кого-то) Стомахин не станет. Но система, видимо, будет его ломать через колено, чтобы он сдался. Все условия, все инструменты у них для этого есть.

Бориса, однако, мы застали в чрезвычайно радостном расположении духа. Он всегда радуется людям с воли, ведь в тюрьме даже психолога штатного себе не выбьешь для человеческой беседы. Сходу сообщил, что у него изъяли книгу Лиона Фейхтвангера. Оказалось, насторожило название - "Оружие для Америки". Такая книга, по мнению тюремных "воспитателей", опасна для впечатлительных политзеков. А другую книгу взамен выбить пока не удалось...

Узнали мы также, что все, что съедобно (и все, что применимо в хозяйстве), было украдено из вещей Бориса в первые же его дни в этих краях. Нагло копаясь в сумке политзека, уголовники без стеснений восклицали: "Это нам надо! И это тоже нам надо!" Произошло это еще в СИЗО No 1 Саратова перед помещением в "крытку". В ТПП (транспортно-пересыльном пункте Саратова) Стомахину со сломанной спиной и сломанной ногой пришлось залезать на второй ярус шконок.

Впрочем, пока особого заказа гнобить Бориса, видимо, не поступало. Выговоров, ШИЗО в Балашове пока еще не было. Правда, в самом начале пребывания в тюрьме, 17 декабря, политзека, просившего об "одиночке", посадили в камеру к агрессивным уголовникам. Один из них, по кличке Вован, был подослан к Борису в баню для уговоров и запугиваний (мол, нечего от народа отделяться, иди в общую камеру). Борис разозлился и подал заявление об угрозе его жизни, после чего, наконец, был переведен в "одиночку".

Еще здесь попытались насильно сбрить ему усы. Пройтись машинкой по голове Борис еще позволил, но сколько ни бегали за ним по поводу усов (мол, не положено), этот номер у них не прошел.

Стомахин рассказал нам, что еще 10 лет назад в Саратове для узников был просто ад, били и убивали людей как в СИЗО, так и в тюрьме. Сейчас вроде бы чуть легче. Вообще балашовская крытая - это тюрьма для воров высокого ранга, которых особо не "построишь". Политических тут, кроме Бориса, похоже, нет. Сохранилась память о Лимонове, который сидел в 13-й cаратовской колонии. Он-то к силовикам с почтением всегда относился. И тогда, и теперь.

С подачи Володи Акименкова одна саратовская медиагруппа, связанная с правозащитой, подала заявку в тюрьму на интервью с Борисом, и он дал согласие. Теперь его заставляют отказаться от этого интервью. Скорее всего журналистов медиагруппы к политзеку все-таки не пустят, но продолжать настаивать на своем, не поддаваться давлению очень важно. Что Борис и демонстрирует.

Еду, которую мы привезли Стомахину, весом 20 кг, в тюрьме не принимают, передач ему по закону РФ вообще не положено. Пришлось отправлять посылку по почте. "Воспитательный процесс" в мозгу силовиков, диктующих Госдуре новые модификации "законов", напрямую связан с лишением людей еды, а также самых необходимых для жизни вещей. Одежды, средств гигиены, лекарств. Книг, чтение которых должно быть разрешено каким-то там "воспитателем". Трудно предположить, что этот воспитатель хотя бы одну книгу в своей жизни до конца прочел.

Пока к Стомахину, видимо, присматриваются на новом месте, решают, как быть с ним дальше. Камеры слежения за ним нет, но зато в дверной глазок вертухаи смотрят с интересом и невероятно часто. Что очень трудно, конечно, терпеть. Борис говорит, что буквально каждые две минуты кто-то в камеру пялится. Видимо, есть какие-то указания насчет неусыпного наблюдения. Ночью тоже не ленятся все время заглядывать.

Мы надеемся, что Борису хватит выдержки, в таких условиях это первейшее качество, помогающее попросту выжить. Мы рассказали ему, что все больше людей открыто интересуется его судьбой. Несмотря на репрессивные законы, люди не боятся выражать поддержку, сочувствие политзеку с такими "нехорошими" статьями, с такой репутацией "русофоба", как у Бориса. Просто сейчас уже многих штрафуют за репосты, а кого-то и сажают, как Стомахина. Обвиняют в "разжигании", "оправдании", "приготовлении", "призывах" и прочем бреде. Это уже теперь привычная вещь.

Мы очень надеемся, что Борису Стомахину не придется сидеть весь положенный ему срок. На его место, как мне кажется, вполне могут "присесть" те, кто пялится на него сейчас через глазок в камеру. И те, кто отдает им команды вести себя подобным образом. Кардинальные перемены иногда наступают с невероятной стремительностью. А запрос на них в общественной жизни сейчас очень велик.


Издевательство над советской гуманностью

Vip Пара фраз (в блоге Пара фраз) 29.12.2017

383

В советском УК у вас были маленькие сроки. Самый большой срок был 15 лет. У нас расстрелов было в год... единицы. Ну, я беру не 30-е годы, естественно, а 60-е, 70-е, 80-е. Советский Уголовный кодекс был один из самых гуманных. У вас 5 лет тяжелым сроком считалось... Спросите. Вам скажут про советские тюрьмы, где прокуратура была реальная, где можно было пожаловаться прокурору, где прокуратура имела надзорные функции самостоятельные, где к заключенному прислушивались. Да хотя бы Буковского прочитайте, его это "И поднимется ветер". Если в тюрьме КГБ делал чего хотел, издевался над режимом, имея год, или три, или пять лет, Буковский.

Максим Шевченко, журналист, член Совета по правам человека

А владимирские суды, совершенно осатанев от груды исков и требований уголовного преследования наших начальников, отвечали нам, например, что офицеры МВД неподсудны советским судам. Наконец, на все махнув рукой, нам вместо ответов стали присылать расписки примерно такого содержания: "За истекший месяц получены и отклонены 187 ваших жалоб" - и подпись… Не было такого ведомства или учреждения, области или республики, откуда б мы не получили ответа. Бывало, что две инстанции давали диаметрально противоположный ответ, и тогда мы их стравливали. Под конец мы втянули в эту игру даже уголовников, и жалобная зараза стала расползаться по тюрьме - всего же в тюрьме было 1200 человек.

Владимир Буковский. "И возвращается ветер…"


"Пока я жив, не сдамся мразям в погонах"

Vip Вера Лаврешина (в блоге Свободное место) 24.08.2017

465

Бориса Стомахина в условиях строгого режима лагеря ИК-10 в Пермском крае можно навещать всего два раза в году. И оба эти раза мы с Феликсом Шведовским уже израсходовали. Они даже адвокатов стараются лишить конфиденциального общения с подзащитными, сажают их за стекло с телефонной трубкой, как родственников или знакомых. И, конечно же, нотариально заверенная доверенность на мое имя здорово их бесит. Они обязаны меня пропускать к Борису для составления необходимых документов. Но им очень этого не хочется, и они выдумывают целую гору причин, чтобы лишить его столь драгоценного в условиях полной изоляции общения.

Приезжаю - а у них, оказывается, опять шеф сменился. ИК-10 возглавляет теперь - временно, как обычно - некто Шарафутдинов Марат Сакратович. И, подобно предыдущему начальнику Новоженову, ничего-то он самостоятельно не решает. Для этого существует оперуполномоченный Владимир Баяндин. Который и следует за мной в кабинет к шефу, чтобы вместе с ним ставить мне палки в колеса. Приходится заново проводить юридический ликбез: в соответствии с ч. 4 статьи 89 УИК наряду с адвокатами право на оказание юридической помощи имеют "иные лица", гражданские представители, вовсе не обязанные иметь юридические корочки. Вот это-то я им заново начинаю доказывать. Оппоненты мне яростно возражают.

Этих деятелей совершенно не волнует, что там в кодексах написано. Баяндин в какой-то момент начинает ссылаться на некое высокое начальство, показывая пантомиму с указующим вверх перстом. "ФСБ, что ли, вам указивки дает?" - уточняю я. Баяндин, конечно, это отрицает.

Мне терять нечего, и я заявляю, что нам с Борисом необходимо составить несколько документов и что я попросту не уйду из этого кабинета, если такая возможность не будет мне предоставлена.

Баяндин обещает, что на свидании Борис будет не в клетке, как в прошлый раз, а за стеклом по телефонной связи, и что все необходимые документы от меня к нему и обратно будут передавать сотрудники лагеря. Из рук в руки, так сказать. На том и порешили. Через 15 минут я уже общалась со Стомахиным. Борис передал обращение к друзьям и просто сочувствующим, поздравившим его с днем рождения. Вот что Борис пишет:

"Я очень благодарен всем, кто поздравил меня с очередным днем рождения в этой неволе. Спасибо огромное; хотя я-то сам давно уже не праздную этот день - жизнь сложилась так, что праздновать нечего... Сейчас они готовятся отправить меня на крытую тюрьму, первым, между прочим, из всех политзеков - честь, как-никак! Черт знает, выживу я там или нет, ну да не жалко, если и нет, потеря небольшая. НО - пока я жив, я не сдамся им, этим мразям в погонах, я буду и дальше, пока дышу, стоять на своем, и эту кровавую империю, убийцу народов, и всех ее сатрапов и палачей я ненавижу так же, как и на воле, и перед первым арестом, и перед вторым, и ничего другого они от меня не дождутся.

Нужна, конечно, поддержка с воли, кампания в защиту, особенно информационная, в СМИ; но еще больше, чем этап в крытую и бытовые проблемы, меня волнует, что мы, собственно, будем делать...

Положим, когда-то я освобожусь - и что дальше-то? Борьба с кремлевской нечистью, как мне видится отсюда, явно заглохла, все разъехались, разбежались, попрятались по щелям:(( Люди не хотят отомстить чекистской банде даже за то, что она сломала им жизнь, морила по тюрьмам, по лагерям, пусть даже "всего лишь" выжила из родного дома, из страны.

Может быть, и в эмиграции неплохо жить, но я считаю, что Зло должно быть наказано, что надо самим атаковать их, а не ждать, пока они придут за нами, посадят или подошлют убийц. Это преступное государство давно уже перешло черту, отделяющую добро от зла; оно не имеет права на существование и должно быть беспощадно уничтожено!

Смерть империи!
Свободу политзаключенным!
Карфаген должен быть разрушен!
21.08.2017
Ваш Борис Стомахин, политзаключенный.

Обсудили мы с ним и последние новости. То, что сейчас происходит на воле, оптимизма у Бориса не вызывает. Вспомнилась цитата "папы Зю" насчет того, что Россия - "левая страна". Левая-то она левая, но с особой имперской, поглощающей, русифицирующей спецификой. СССР распался, но великодержавный шовинизм никуда не выветрился. И умрет он только со смертью этого стремящегося к реваншу государства. Вероятно, под экономическими санкциями, а также из-за войн и из-за технической, политической, интеллектуальной отсталости. Сколько еще ждать этого радостного момента - Бог весть.

Не случайно, считает Борис, в лидеры выходят такие люди, как Удальцов и Навальный - люди с имперским сознанием, просто один чуть левее, а другой чуть правее. И оба - популисты.

К моменту освобождения в конце 2019 - начале 2020 года у Стомахина будет 30-летие политического стажа, 26 лет - журналистского и 12 лет путинских лагерей. Благодаря горькому опыту Борис понимает, что на популистов надеяться нечего.

Слава Україні! Політв'язням волю! Луб'янку буде зруйновано.


На свободу через карцер

Vip Валентина Шарипова (в блоге Свободное место) 24.08.2017

435

23 августа Андрея Бубеева выставили из исправительного учреждения чуть ли не на рассвете. То ли хотели избавиться от политического сидельца, одного на все уголовные отряды, то ли опасались каких-то акций или высадки журналистского десанта. Последний раз такое под стенами ИУ № 4 города Торжка Тверской губернии случилось, когда 25 апреля 2012 года встречали Сергея Мохнаткина. Тогда журналисты и иные встречающие целый день топтались у серой коробки административного здания. И кидались к каждому выходящему из ворот человеку.

Тогда действительно было шумно. РЕН-ТВ целую передвижную телестанцию и бригаду журналистов прислала. "Новая газета" обошлась одним Павлом Каныгиным (но тот, как известно, пятерых стоит!), была и веселая команда "Руси сидящей". Тем же вечером она сначала достойно экипировала Мохнаткина, потом накормила и выдала хорошие деньги на первое время. А после ночевки в гостинице "Селигер" повезла его, ошеломленного, из Твери в Москву.

Давно это было! Один парнишка из тогдашней бригады РЕН-ТВ ныне бодро вещает на Первом канале, "Русь сидящая" теперь донельзя ограничена в средствах на поддержку бывших сидельцев, а сам Мохнаткин давно топчет архангельскую зону. Вернее, топчут его.

Многих повыбили, поприжали репрессии последних лет. И людей, сознательно идущих на обострение с властью, и совершенно случайно попавших в политический контекст российского беспредела. Именно такая случайность и пугает обывателя.

90633

А оставшейся свободомыслящей публике не до Бубеева с его взрывоопасной украинской темой. Продвинутая публика активно занята защитой других, ментально близких ей персонажей. Осторожный интерес к освобождению Бубеева проявили лишь РБК и "Дождь". Но успели на встречу с Бубеевым только журналисты ТРК "Украина" (да-да, владелец Ринат Ахметов). Сотрудники московского корпункта Виталий Тарасов и Саша Хлынин приехали в Торжок и поснимать, и расспросить, и посочувствовать.

Жаль, начало встречи было скомканным. Никто не ожидал, что заключенного освободят в 6:00. Хорошо не ночью. Но из карцера! Вертухайские шутники без всякого повода засадили туда Андрея на пять дней за пять дней до освобождения. Да еще и голову обрили. Так он и вышел, в ботинках без шнурков. Вид у Андрея действительно был пугающим, как после тифозного барака. Хорошо встречающие, настроившись на долгое стояние, захватили еду, а то бы так, голодным, Андрей и давал интервью. И делился своими оптимистичными планами. Только прямо с завтрашнего дня у него начнется сложная и поднадзорная жизнь.

В заключении он провел ровно два года 3 месяца, половину срока - в следственном изоляторе. Кто-то скажет: немного, но и того довольно, чтобы выжать человека там и выжечь землю вокруг него на воле. О прежней хлебной работе можно забыть. Органы постарались, просветили работодателей: Бубеев экстремист, террорист, сторонник "Правого сектора". А ведь у него семья. Володя Акименков и Лена Санникова собрали для них деньги. Но дальше что?

Бывшие политзеки, особенно в провинции, встречают непонимание, боязнь и откровенную враждебность. Существовать в такой среде практически невозможно. Нынешним политическим нужен четкий сигнал от общества: брат, все было не напрасно! И сроки, и камеры, и карцеры. Но сигнал, если и есть, то весьма слабый. Так, может, настала пора для создания объединения бывших путинских узников? Вот так сгоряча предложишь, да сам и пойдешь на попятную: кто ж им даст! И тому есть яркий исторический пример - судьба членов Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев в СССР.


Целебная сила тюрьмы

Vip Пара фраз (в блоге Пара фраз) 15.08.2017

383

Почему тюрьма так позитивно действует на некоторых политиков?
1. Сейчас Удальцов посидел в тюрьме за то, что в союзе с Навальным в интересах внешних врагов России 6 мая 2012 года устраивал массовые беспорядки. А сейчас Удальцов осуждает Навального и против вмешательства внешних сил в российскую политику.
2. Раньше олигарх Ходорковский, один из создателей супернесправедливой олигархической системы, попав в российскую тюрьму, быстро понял, что России не хватает социальной справедливости и нужен левый поворот.
3. Надежда Савченко, неонацистка, участвовавшая в артобстрелах мирных жителей Донбасса, посидев в российской тюрьме, стала сторонницей мирных переговоров с Донбассом.
4. Если Навальный посидит в тюрьме, он тоже прозреет и станет осуждать вмешательство внешних сил в дела России?

Сергей Марков, политолог, член Общественной палаты

Даже ввинчивая простой шуруп, надо вначале проявить старание: не отклонить ось, не вышатнуть шуруп в сторону. А уж когда малость войдет - можно и вторую руку освободить, только вкручивай да посвистывай.
Читаем Вышинского: "Именно благодаря воспитательной задаче наш ИТЛ принципиально противоположен буржуазной тюрьме, где царит голое насилие". "В противоположность буржуазным государствам у нас насилие в борьбе с преступностью играет второстепенную роль, а центр тяжести перенесен на организационно-материальные, культурно-просветительные и политико-воспитательные мероприятия"... И вот уже: "...успехи социализма оказывают свое волшебное (! так и вылеплено: волшебное!) влияние и на... борьбу с преступностью". Вслед за своим учителем поясняет и Авербах: задача советской исправтрудполитики - "превращение наиболее скверного людского материала (сырье-то помните? насекомых помните? - А.С.) в полноценных, активных, сознательных строителей социализма".

Александр Солженицын. "Архипелаг ГУЛАГ"




Реклама



Выбор читателей