О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/people/3007/

Юлий Бояршинов

политзаключенный

27 лет. Житель Петербурга, промышленный альпинист. Фигурант петербургского дела вымышленной анархистской террористической организации "Сеть".

22 октября "Новая газета" сообщила, что политзек подвергся избиению и издевательствам со стороны сотрудничающих с администрацией сокамерников в СИЗО-6 "Горелово" под Петербургом. Об этом он рассказал членам петербургской Общественной наблюдательной комиссии Екатерине Косаревской и Яне Теплицкой, посетившим Бояршинова в СИЗО-3 "Шпалерная" центрального главка ФСИН в Петербурге, неофициально контролируемом ФСБ.

По словам Бояршинова, в изоляторе действует система насилия: в каждой камере есть "старший", который вместе с "помощниками", выполняющими его приказы, вымогает деньги у остальных арестантов, оказывает на них давление и устраивает силовые акции. "Старшие - это накачанные мужчины до 140 килограмм, "невероятные супермутанты" (они вкалывают себе соответствующие препараты прямо в камере)", - говорится в акте, составленном членами ОНК. У самого Бояршинова при этом деньги не вымогали - оперативник ФСИН Иван Прозоровский, отвечавший за первую камеру из двух, в которых он сидел, пояснил, что на политзека есть некий "запрос".

При первом попадании в камеру СИЗО-6 Бояршинова избили: "''Старший'' Денис схватил его за шею, прижал к стене и стал наносить удары по лицу и голове, кричал, матерясь: "Террорист, хотел взорвать моих детей, ненавижу!" Точных цитат Бояршинов привести не может, потому что удары Дениса, обладающего очень крупным телосложением, были такими сильными, что после каждого Юлиан на короткое время терял сознание".

Затем политзека еще несколько раз вызывали на "кухню" - место в камере, где избивают арестантов; оно не попадает в поле обзора камеры видеонаблюдения. Сотрудничающие с администрацией арестанты задавали Бояршинову вопросы по поводу его его уголовного дела: например, интересовались, откуда у него взялись предметы, перечисленные в протоколе задержания, называя при этом место и время задержания.

"Чаще избивают так, чтобы не оставалось следов на видимых при осмотре частях тела: по пяткам - палками, по ягодицам - доской. Если следы все-таки оставались и выше пояса, для сокрытия фактов насилия заключенных заставляли писать объяснительные о том, будто они сами упали. Есть и другой способ. Во время проверки заключенные выстраиваются рядами, каждый из которых последовательно делает шаг вперед, чтобы сотрудник изолятора (и иногда медработник) мог пройти вдоль ряда, осматривая каждого. А заключенный с видимыми следами побоев перебегает из ряда в ряд, чтобы не оказаться напротив проверяющего", - говорится в публикации "Новой" об избиениях на "кухне".

После того как Бояршинов подал жалобу на условия содержания в камере (в ней, в частности, говорилось, что его, некурящего, держат вместе с курящими), "старший" Денис и двое его "помощников" - Роман и Константин Макаров - стали требовать от политзека сфотографироваться на смартфон с сигаретой в руках, в противном случае угрожая изнасилованием. Они говорили Бояршинову, что делают это по указанию Прозоровского.

Когда Бояшинов несколько раз отказался фотографироваться, Роман и Макаров по указанию Дениса схватили его, а "старший" положил ему руку на пах и сказал, что исполнит угрозу. Тогда Бояршинов согласился сделать нужную фотографию.

В один из дней нахождения Бояширова в СИЗО-6 его вызвал оперативник ФСИН Евгений Владимирович и спросил, будет ли он без адвоката общаться с оперативниками ФСБ. После того как политзек отказался и вернулся в камеру, "старший" в наказание заставил его 1000 раз присесть (обычной "нормой" было 600 приседаний). Сотрудники ФСБ три или четыре раза приходили к Бояршинову без адвоката в СИЗО-6, еще один или два таких визита было в "Шпалерной".

В обеих камерах, где сидел Бояршинов, политзека заставляли непрерывно мыть пол: в первой - "как только высохнет, снова мыть", во второй - по пять раз в день. По словам Косаревской, всего за время нахождения в "Горелово" политзеку пришлось делать уборку камеры 600 раз.

21 сентября судья Ломоносовского райсуда Ленинградской области Александр Смирнов отклонил иск защиты Бояршинова о признании пыткой его содержания в перенаселенной камере: в одной из камер, где держали политзека, на 150 подследственных, в том числе фигурантов дел об изнасиловании, убийствах, грабеже и разбое, приходилось 116 спальных мест. Бояршинов сначала неделю спал на полу, затем - втроем с сокамерниками на сдвоенной двухъярусной кровати и в итоге заразился чесоткой.

Бояршинову и двум другим фигурантам петербургского дела "Сети" - Игорю Шишкину и Виктору Филинкову - вменена часть 2 статьи 205.4 УК (участие в террористическом сообществе), предусматривающая от 5 до 10 лет колонии. Бояршинов и Филинков обвинения отвергают; Шишкин, напротив, признал вину и подал ходатайство о сделке с прокуратурой.

Кроме того, Бояршинову инкриминирована также часть 1 статьи 222.1 кодекса (незаконное хранение взрывчатки), санкция которой составляет до 5 лет. Бояршинов был задержан еще 21 января и два дня спустя арестован. Первоначально ему вменили лишь статью 222.1, обвинив в хранении 400 грамм дымного пороха. Привлекли активиста по делу "Сети" после того, как он несколько раз отказался давать показания против ранее арестованных фигурантов этого дела.

Однако в разработке ФСБ по делу Бояршинов находился с самого начала. Именно из-за звонка активисту 25 января был задержан и подвергся пыткам током коллега Бояршинова - промышленный альпинист Илья Капустин, проходящий по делу в качестве свидетеля. Он бежал в Финляндию и попросил там убежища.

В отличие от Филинкова и Капустинова, Бояршинов не подвергался пыткам током.

По делу "Сети" ФСБ вменяет Бояршинову членство в одной из двух петербургских ячеек вымышленной организации - "Иордан-СПб", - где он якобы имел псевдоним Юра. В этой же ячейке, согласно фабуле дела, состояли Шишкин, а также жена Филинкова Александра, в начале апреля выехавшая в Финляндию и обратившаяся за политическим убежищем в этой стране. Сам Филинков, по утверждению ФСБ, состоял в другой петербургской ячейке - "Марсово поле".

Летом Бояршинова, Филинкова и Шишкина вывозили в Пензу на некие следственные действия - там фабрикуется еще одно дело "Сети". О возвращении Бояршинова и Шишкина в Петербург с этапа из Пензы стало известно 10 октября, Филинков все еще находится в Нижнем Новгороде.

19 октября Дзержинский райсуд Петербурга продлил арест всем троим обвиняемым. 10 сентября было распространено совместное обращение девяти обвиняемых по пензенскому и петербургскому делам "Сети", в том числе Бояршинова и Филинкова, в котором политзеки заявили о непризнании вины. Обращение составили родители арестованных по заявлениям своих детей.

На другой день в ЕСПЧ направили жалобу Филинкова на незаконное задержание и пытки. Этот политзек стал первым из фигурантов обоих дел "Сети" - петербургского и пензенского, - обратившимся в Страсбургский суд.

5 октября семьи фигурантов обоих дел "Сети", а также дела "Нового величия" анонсировали на 28 октября шествие "В защиту нового поколения". Его требования - закрытие этих дел и прекращение фабрикации подобных дел в дальнейшем. 19-го числа стало известно, что мэрия Москвы отказалась согласовать акцию. Шествие должно было пройти через Лубянскую площадь, где находится здание ФСБ; организаторы подали новое уведомление на другой маршрут, также проходящий через Лубянку.

23 октября появилась информация, что московская мэрия повторно отказалась согласовать акцию.

24.10.2018


На Гранях.Ру

Реклама



Выбор читателей