О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Победобесие | Пропавшие за Крым | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/people/2935/

Гаджи Мусаев

фигурант сфабрикованного дела

Житель аула Хотода Шамильского района Дагестана. Был фигурантом дела по части 2 статьи 208 УК (участие в незаконном вооруженном формировании), предусматривающей от 8 до 15 лет колонии. 27 апреля судья Буйнакского горсуда Нурмагомед Нурмагомедов вынес Мусаеву оправдательный приговор. Решение Нурмагомедова дагестанская газета "Черновик" назвала беспрецедентным.

Мусаев был задержан 2 или 3 сентября 2016 года, когда направлялся в Москву, чтобы оттуда вылететь на Камчатку для работы на стройке. Силовики без объяснения причин высадили его из автобуса на границе Дагестана и Калмыкии. Ночь Мусаев провел в полиции в Южно-Сухокумске, а наутро его с мешком на голове отвезли в Махачкалу в дагестанский ЦПЭ.

Оперативники начали выяснять, знаком ли задержанный с Ибрагимом Амировым и Гамзатапанди Магомедовым, считавшимися участниками вооруженного подполья в Шамильском районе. Мусаев ответил отрицательно. Тогда его начали избивать ногами, бутылками с водой и пытать током.

В результате пыток задержанный оговорил себя. Он сообщил, что трижды передавал Амирову и Магомедову еду, а также был соучастником совершенного в ночь на 11 августа того же года убийства Убайдулы Магомедова, судьи Шамильского райсуда.

После пыток Мусаев месяц испытывал затруднения при ходьбе. Кроме того, одна рука у него не работала, голова онемела, а левый глаз перестал видеть.

Между тем чиновник 3-го отдела по расследованию особо важных дел регионального главка СКР Попов на первом же допросе обратил внимание, что на лице задержанного синяки. Он поинтересовался, не оговорил ли Мусаев себя, и допросил его на полиграфе. При допросе присутствовал другой следователь - Курбан Магомедов, сын убитого судьи, который, как отмечается, был заинтересован в установлении действительного виновника гибели отца.

Полиграф подтвердил, что задержанный к убийству не причастен. В итоге Мусаеву было вменено лишь пособничество вооруженному подполью. 7 сентября 2016-го его арестовали.

Между тем, отметил адвокат обвиняемого Гасан Гасанов, в деле по 208-й статье была масса противоречий. В частности, один из эпизодов передачи Мусаевым продуктов Магомедову был датирован мартом 2014 года. Между тем в это время Магомедов находился под арестом.

Кроме того, Гасанов указал на сфальсификацированный характер показаний свидетеля Шамиля Абдулмаликова, который был арестован примерно в то же время, что и Мусаев, по обвинению в пособничестве двум другим лицам, считавшимся членами подполья в Шамильском районе, - братьям Магомеду и Сайгидбулату Мирзоевым. Абдулмаликов заявил, будто видел Мусаева в некоей пещере близ аула Телетль.

Между тем пещера, отметил адвокат, находится в 42 километрах от дома Мусаева. "А у него никогда не было машины, управлять которой он даже не умеет, и поэтому он не мог поехать с двумя пакетами продуктов питания на это место и остаться там ночью", - заключил Гасанов.

Кроме того, детализация звонков Мусаева показала, что в момент, когда свидетель якобы видел его в пещере, обвиняемый на самом деле находился дома. Однако в деле это не отражено, подчеркнул адвокат.

Несмотря на очевидные фальсификации, прокурор Шамильского района Исмаил Исмаилов в июне 2017 года с третьего раза утвердил обвинительное заключение. Дело ушло в суд.

Первоначально разбирательство было поручено судье Шамильского райсуда Магомеду Хайбулаеву. Однако прокурор заявил ему отвод на том основании, что ранее Хайбулаев был допрошен по делу об убийстве его коллеги Магомедова. По неофициальной же информации, судья заявил прокурору в частной беседе, что не вынесет Мусаеву обвинительный приговор.

С июля дело слушал судья Гергебильского райсуда Абдурахман Омаров. Тем не менее по завершении в сентябре судебного следствия, когда, как пишет "Черновик", "стало понятно, что посадить Мусаева невозможно, а оправдать нежелательно", уже другой прокурор заявил Омарову отвод по тому же основанию, по которому летом был отведен Хайбулаев.

В том же месяце дело передали в Буйнакск судье Нурмагомедову. Обвинение в процессе поддерживал зампрокурора города Магомед Бадталов.

21 ноября по видеосвязи из колонии в Курганской области был допрошен свидетель Абдулмаликов. Он заявил, что Мусаева видит впервые, а показания против него он подписал лишь потому, что следователи сказали ему, что Мусаев дает показания против него самого. Как отмечал адвокат Гасанов, ни очной ставки Мусаева и Абдулмаликова, ни опознания обвиняемого свидетелем не проводилось.

Сам Мусаев вину признать отказался. "В моем селе не было участников НВФ, таковых нет и среди моих родственников, - заявил он в суде. - Поскольку мой брат побывал в Турции, про него начали что-то говорить. Где находится брат, я не знаю, так как не поддерживаю с ним связи. Мурада Магомедова, которого убили в ноябре 2013 года, ранее видел в селе, он приходил играть в футбол, но не общался, даже не знаю, где он живет".

1 февраля 2018 года зампрокурора Бадталов объявил в суде, что подал рапорт об отказе поддерживать обвинение по делу. Прокурор Дагестана Рамазан Шахнавазов направил в процесс чиновника прокуратуры Шамильского района, где было утверждено обвинительное заключение по делу. Новый обвинитель добился повторного допроса свидетеля Абдулмаликова. На этот раз свидетель подтвердил показания, данные на следствии. Отказ от показаний в ходе предыдущего допроса Абдулмаликов объяснил тем, что у него болела голова.

Сам Мусаев в прениях заявлял, что, по его сведениям, свидетель вновь изменил показания, после того как его в колонии посетили двое оперативников дагестанского ЦПЭ. Они обещали, что Абдулмаликов весь срок проведет в ШИЗО, а против его братьев сфабрикуют такие же дела, как и против него. Между тем, указывал подсудимый, в суде обвинение не доказало даже самого факта существования пещеры - протокол ее осмотра в материалах дела отсутствует.

Адвокат Гасанов по окончании процесса признался, что удивлен оправдательным приговором, так же как и беспристрастным ведением судебного разбирательства.

Сам Мусаев считает причастным к фабрикации дела начальника Шамильского райотдела полиции Ибрагима Алиева. За два месяца до задержания Мусаева вызвали в отдел, где Алиев потребовал от него укоротить бороду. Полтора месяца спустя в отдел для этого же вызвали старшего брата Мусаева; Гаджи Мусаев отправился вместе с ним. При его второй встрече с Алиевым произошел конфликт. Мусаев резко заявил полицейскому, что будет ходить так, как считает нужным. Алиев в ответ пнул его в бок, а затем задержал. Силовики сфабриковали на Мусаева протокол, по которому он был арестован на двое суток.

Мусаев уверен, что Алиев решил отомстить ему за неподчинение и одновременно за его счет решить вопрос с раскрытием громкого убийства в районе.

Известно о причастности Алиева к совершенному 23 августа 2016 года убийству силовиками пастухов братьев Гасангусейна и Наби Гасангусеновых, 19 и 17 лет от роду соответственно. Убийство до сих пор не раскрыто. Между тем Мусаев сообщал, что во время пыток в ЦПЭ от него одно время требовали сознаться и в этом убийстве.

15 ноября 2017 года, через несколько дней после поступления в ЕСПЧ жалобы на саботаж расследования убийства Гасангусеновых, дагестанский главк СКР открыл дело по факту их гибели. В конце марта 2018-го новый прокурор региона Денис Попов, полутора месяцами раньше сменивший Шахнавазова, официально подтвердил нарушения при расследовании убийства братьев и потребовал выделить в отдельное производство материалы в отношении Алиева, сообщившего ложную информацию об этом преступлении. Сейчас Алиев отстранен от должности.

Адвокат Гасанов сразу после вступления в дело Мусаева подал в прокуратуру и СКР заявление на силовиков с требованием открыть против них дело за незаконное задержание и пытки его клиента. О возбуждении дела "Черновик" не сообщает.

07.05.2018



Реклама



Выбор читателей