О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/people/2679/

Сергей Литвинов

политзаключенный

35 лет, крестьянин из села Камышное Станично-Луганского района Луганской области Украины, находящегося у самой российской границы. Осужден в России к восьми с половиной годам строгого режима по сфабрикованному делу о разбое. Отбывает срок в ИК-4, расположенной в поселке Уптар в черте Магадана.

1 июля украинский правозащитник Станислав Огоровый сообщил, что политзека посетила консул Украины в Новосибирске Диана Иванова. Дату визита дипломата он не уточнил.

По словам Огорового, последние полгода Литвинов провел в "в сыром помещении без нормальной вентиляции", что "резко отрицательно сказалось на его здоровье". Какая именно мера изоляции применялась к Литвинову, неясно: Огоровый пишет, что его помещали в ШИЗО, тогда как в письме из колонии, отправленном предположительно в конце февраля, Литвинов сообщал, что отправлен в ПКТ (помещение камерного типа). Если Огоровый не путает ПКТ и ШИЗО, украинец мог быть водворен в изолятор как во время пребывания в ПКТ, так и уже после перевода оттуда в общий отряд. По закону максимальный срок заключения в ПКТ составляет полгода, в ШИЗО - 15 суток. Однако в российских колониях распространена практика отправки заключенных в ШИЗО фактически на несколько сроков подряд: сразу после освобождения осужденного из изолятора против него фабрикуется новый протокол о нарушении.

В ШИЗО Литвинова отправляли, обвиняя в нарушении формы одежды: вместо летней арестантской робы политзек носит неформенные брюки и футболку. Между тем летняя роба у Литвинова за время пребывания в колонии пришла в негодность, а новую ему фсиновцы выдавать отказываются.

Огоровый также сообщил, что Литвинов похудел на 17 килограмм. Питание в колонии правозащитник охарактеризовал как "отвратительное".

"Прошу репоста данной информации и внимания СМИ к издевательствам над украинским гражданином. Может быть, после публикации данного материала в рейтинговых СМИ руководство ГУФСИН по Магаданской области найдет возможность устранить недостатки в коммунально-бытовых и социально-воспитательных направлениях подведомственной колонии и с заключенного снимут несправедливо наложенные взыскания? В резерве у нас имеются центральный аппарат ФСИН, Генпрокуратура РФ и, конечно же, (российский омбудсмен Татьяна) Москалькова", - заключил Огоровый.

Литвинов окончил семь классов, работал в селе скотником. В армии не служил. Женат, есть дочь-подросток. По словам жены, "он ни писать, ни читать не умеет, ни деньги сосчитать".

12 августа 2014 года Литвинов по совету жены перешел границу, чтобы лечь на лечение в Тарасовскую ЦРБ в Ростовской области: на украинской стороне больница не работала. 21 августа оперативники ФСБ в масках похитили крестьянина из больницы и подвергли пыткам в лесу. Затем его доставили в ростовский изолятор, где пытки продолжились. Несколько дней спустя заложника обвинили в убийствах и военных преступлениях. СКР об аресте Литвинова сообщил лишь 1 октября 2014-го. Вероятно, тогда же крестьянина доставили на следствие в Москву.

Первоначально Литвинову вменялись часть 2 статьи 105 (убийство) и часть 1 статьи 356 российского УК (применение запрещенных средств и методов ведения войны). Согласно первой редакции обвинения, крестьянин был бойцом батальона украинской Нацгвардии "Днепр" и в этом качестве совершил в Станично-Луганском районе массовые убийства, жертвами которых стали 30 мужчин, 8 женщин и 1 девочка-подросток.

Литвинов сначала активно сотрудничал со следствием, однако в дальнейшем заявил о своей невиновности и отказался от дачи показаний. В апреле 2015 года делом заложника занялся независимый от ФСБ адвокат Виктор Паршуткин.

Позже в дело Литвинова добавили обвинение по части 3 статьи 162 российского УК (разбой в крупном размере), а в конце 2015-го преследование крестьянина по статьям 105 и 356 было прекращено по реабилитирующим основаниям.

В окончательной редакции обвинения заявлялось, будто Литвинов, находясь в Станично-Луганском районе, вместе с двумя неустановленными украинскими военными похитил у жителя Ростовской области Андрея Лысенко два подержанных автомобиля. "Потерпевший" Лысенко был одновременно единственным свидетелем обвинения.

Замена статей в деле Литвинова объяснялась тем, что обвинение по части 2 статьи 105, предусматривающей наказание вплоть до смертной казни, дает основание к проведению суда присяжных. Между тем ныне покойный Паршуткин был одним из лучших в России специалистов по работе в процессах с участием присяжных заседателей. Его работа грозила полностью развалить дело в суде.

В начале процесса, проходившего в Тарасовском райсуде Ростовщины, Литвинов и Паршуткин настаивали на возвращении в обвинение статей 105 и 356, однако судья Светлана Шаповалова в этом отказала.

По поводе обвинения в разбое Литвинов отмечал, что Лысенко вовсе никогда не видел; это же он подчеркнул и в своем последнем слове. Паршуткин, со своей стороны, представил документы, свидетельствующие, что один из автомобилей действительно объявлен на Украине в розыск, но принадлежит он жителю Луганской области, а не российскому гражданину. Вторая же машина, по данным украинской ГАИ, находится в Луганске и вообще никогда не похищалась.

Несмотря на это, 20 апреля 2016-го судья Шаповалова вынесла Литвинову обвинительный приговор, Ростовский облсуд 9 августа того же года его подтвердил.

Ранее в магаданской ИК-4 содержался другой политзек-украинец - крымский узник Алексей Чирний, осужденный к семилетнему сроку. В дальнейшем, однако, его перевели в батайскую ИК-15, где на тот момент находился и Литвинов (об отправке Литвинова в Магадан стало известно в январе 2017-го). В июле прошлого года Чирния отправили в ЕПКТ (единое помещение камерного типа) в ИК-9 в Шахтах за отказ работать.

03.07.2018


На Гранях.Ру
16.08.2016 статья Мария Томак: Заложенная традиция →
24.03.2016 статья Дмитрий Борко: Юридический разбой →
25.02.2016 статья Елена Романова: Разбойное обвинение →

Реклама



Выбор читателей