О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/mitrokhin/m.250932.html

статья Вместеблюститель

Николай Митрохин, 26.04.2016
Николай Митрохин. Фото из личного архива
Николай Митрохин. Фото из личного архива
Реклама

Выступая на заседании Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций, президент страны Петр Порошенко заявил, что чувствует идущий от народа запрос на объединение украинских церквей в единую поместную церковь и что намерен лично заняться этим делом. На фоне продолжающейся российской агрессии, проблемы беженцев, всплеска преступности, падения курса гривны, обнищания граждан, разбитых дорог, кое-как переформатированного правительства и нереализованных реформ это выглядит как очередная попытка теряющего популярность президента отвлечь внимание от реальных проблем символическими жестами и пустой риторикой.

Прежде всего непонятно, кого Порошенко собрался объединять. В настоящее время в Украине имеется четыре крупные централизованные организации православного обряда и с десяток более мелких. Насчитывающая около 4000 общин Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ) подчиняется Ватикану, имеет существенные отличия в обрядах от основной массы православных и популярна главным образом в Галиции и Закарпатье. Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) - старейшая из независимых от Москвы действительно православных церквей - имеет 500-600 реальных приходов, из которых половина приходится на одну крупную Львовскую епархию, а большинство остальных находится в других частях Галиции и Волыни. Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) является крупной религиозной структурой. У нее, по оценкам экспертов, около 2000 приходов, преимущественно в регионах Западной Украины и в Киевской области. Куда скромнее УПЦ КП представлена в центральной части Правобережной Украины и совсем слабо в Восточной и Южной Украине. Украинская православная церковь, входящая в состав РПЦ, на этом фоне выглядит настоящим гигантом - около 10 000 реальных приходов. Слабы ее позиции только в Галиции. В остальных регионах Украины она лидирует с как минимум двойным отрывом от конкурентов. Приходы и монастыри УПЦ привлекают и относительно больше верующих, чем приходы других конфессий, несмотря на то что там, как правило, служба ведется на украинском или русском языке.

Однако вряд ли посвященный в сан диакона УПЦ Порошенко собирается объединить всех православных Украины вокруг этой церкви. УПЦ вполне закономерно вызвала гнев украинского политического класса, отказавшись занять в 2014 году открыто проукраинскую позицию. Да, делались различные робкие заявления, которые при некотором старании можно было рассматривать как проукраинские. Однако они не могли сгладить негативный эффект ни от поддержки частью священников УПЦ пророссийского сепаратизма, ни от "антивоенных" жестов главы УПЦ митрополита Онуфрия (Березовского) - таких, как его отказ встать, когда в Верховной Раде называли имена погибших героев Украины. Все это только укрепило давнюю убежденность украинских общественных активистов в антинациональном характере УПЦ, которая якобы перечисляет в Москву деньги, полученные от украинских верующих (на самом деле этого нет с начала 1990-х), полностью контролируется российскими властями и вообще является "филиалом ФСБ".

Однако и любой другой кандидат на роль центра объединения выглядит при ближайшем рассмотрении не менее странно. УПЦ КП, которая столь мила украинскому политическому классу и даже порой представляется как "государственная церковь", разделена на несколько кланов, напряженно ожидающих ухода организатора и главы церкви - престарелого (но еще крепко держащего патриарший посох) Филарета (Денисенко). Хотя в конце 2000-х годов в ней появилось целое поколение архиереев нового типа - неплохо образованных и уверенных в собственных силах, УПЦ КП в целом далека от единства, испытывает острый недостаток в менеджерах "среднего звена" и, мягко говоря, имеет те же финансово-криминальные проблемы, что и УПЦ. За пределами Киева и Галиции она не пользуется значительной поддержкой общественности и элит и потому медленно строит храмы, имеет явно недостаточно священников и совсем мало монашествующих. УПЦ с ней объединяться не будет - и потому что испытывает недоверие к фигуре Филарета, и потому что большее с меньшим не объединяется, и потому что при любой попытке подобного объединения от УПЦ оторвется пророссийское крыло, к которому, по оценкам, принадлежит до 15-20% ее приходов.

УГКЦ также не может являться центром объединения из-за специфики ее религиозных практик и привязки к Ватикану. В ней есть более православное и более католическое направления, поэтому любая попытка добровольного или принудительного объединения структур УГКЦ с другими православными приведет только к тому, что одно из этих направлений переформатируется в самостоятельную организацию. Поэтому единственным возможным проектом объединения является соединение таких идейно близких церквей, как УПЦ КП и УАПЦ. Такие попытки предпринимаются, и украинское государство поддерживает их своими усилиями. Однако пока на этом пути стоят и личные амбиции, и, по данным моих информантов, деньги одного из постоянных спонсоров УПЦ, не желающего по понятным причинам подобного объединения.

Таким образом, в вопросе объединения церквей возможностей у Порошенко немного. Пойти на жесткое объединение церковного хозяйства в советском духе он не в силах. Этому препятствуют и внешнеполитические (международные обязательства в сфере прав человека), и внутриполитические обстоятельства (перспектива покушения на конституционные права граждан и изменения электоральных раскладов). Деньгами подобные проблемы не решаются - да и где в резко обедневшей стране взять деньги даже для решения частных вопросов, связанных с нуждами религиозных организаций.

Порошенко даже не может оказать административное давление на иерархов УПЦ, поскольку очевиден масштаб возможных протестов и ограниченность возможностей их потенциальных наследников, которые сразу получат клеймо предателей и "обновленцев".

Поэтому все, что остается политическому классу Украины в церковном вопросе, - это ждать наступления лучших времен и подбадривать себя в этом ожидании патриотическими речами.

Однако такое ожидание может оказаться не бессмысленным. Еще в 2005-2008 годах прежний глава УПЦ митрополит Владимир (Сабодан) запустил процесс подготовки новых руководящих кадров, полностью передав его в руки проукраинской партии в церковном руководстве. Пророссийские активисты в церковной среде постепенно лишились поддержки и сочувствия сначала в Киеве, а потом и во многих епархиях. Духовенство в возрасте до 40 лет в массе своей настроено по отношению к Украине достаточно патриотично. Киевская духовная академия на фоне типичных российских духовных школ выглядит бастионом благоразумия и даже некоторой "европейскости". Другой вопрос, когда проукраинские кадры получат в церкви власть и поведут ее на полный отрыв от Москвы. На мой взгляд, на это потребуется еще лет 15-20. После чего так или иначе можно будет говорить о возможном объединении УПЦ с УПЦ КП. Точнее, о поглощении более крупной структурой менее значимой.

Хочется верить, что за это время политическое руководство страны будет интересоваться актуальными проблемами страны и делать что-то реальное для ее сближения с Европой, а не переживать по поводу "объединения". Ведь, говоря прямо, оно занимает умы только представителей "политического класса" (включая патриотически настроенных социологов), а не массы верующих.

Николай Митрохин, 26.04.2016

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей