О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/milshtein/m.278069.html

статья Убийство в деталях

Илья Мильштейн, 19.12.2019
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Юрия Захаренко, бывшего главу МВД Беларуси, врага Александра Лукашенко, убивали так. Задержали по дороге от парковки к дому на улице Воронянского в Минске, надели наручники, посадили в машину, на голову набросили балдахин. Обреченный полковник попросил своих похитителей только о том, чтобы умереть без мучений, ему не ответили, ехали молча, "играла тихая спокойная музыка". Доехали до Воловщины, где учебная база внутренних войск, пленника положили на землю, и командир СОБРа Павличенко прикончил его двумя выстрелами из пистолета с глушителем. "В район сердца". Положили тело в багажник, выдвинулись к Северному кладбищу, на BMW заехали прямо в помещение крематория, где переложили покойника в гроб на тележке, "крышкой накрыли и толкнули, и гроб поехал в... ну, я не знаю, куда".

Экс-председателя Центризбиркома Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского, врагов Лукашенко, убивали несколько иначе. Подкараулив джип, в котором они возвращались из бани на улице Фабричной, провели жесткое задержание. "Было очень много крови". Поехали в сторону Витебска - "до Бегомля, там в 5 километрах военная база была законсервированная". Вывели из машины, положили их "рядышком", возле заранее вскопанной могилы. Стрелял опять Павличенко, снова "в область сердца". Гончар вскрикнул после первого выстрела. "Яма была достаточно глубокая, 4-5 метров; мы, здоровые мужики, закапывали ее минут 40". Джип погибших "раздавили бэтээром" и тоже закопали.

Рассказ Юрия Гаравского, бывшего бойца белорусского СОБРа, участника этих спецопераций, ныне соискателя политического убежища в одной из европейских стран, столь психологически убедителен, подробен и прозаичен, что нельзя не поверить. Это история с именами и явками, а места захоронения убитых в Бегомле беженец готов "показать с точностью до метра". Сомнения возникают по поводу других эпизодов. Например, когда он повествует, как два года назад обращался в ОБСЕ с предложением сдать и себя, и подельников, а на следующий день ему звонил Павличенко и мягко уговаривал воздержаться от чистосердечных признаний. Это немного странно, не правда ли. Гаравский полагает, что в 2007 году стал жертвой покушения, умело инсценированного ДТП, и на резонный вопрос "почему же его организаторы потом не довели дело до конца", отвечает в том духе, что стал инвалидом. Это тоже странно, ведь дара речи он не утратил, и если покушение имело место, то, значит, уже тогда был под подозрением.

Оттого популярны конспирологического типа версии, которые сводятся к тому, что исповедь спецназовца - это часть большой игры, которую Кремль ведет против Лукашенко при помощи Deutsche Welle. Вроде той, что велась лет девять назад, когда телеканал НТВ запускал сериал "Крестный батька", желая то ли принудить его к повиновению Москве, то ли даже помешать избранию на четвертый срок - и в сюжетных линиях этого пропагандистского фильма немало внимания уделялось и убийствам оппозиционеров. Собственно, уже тогда известно было, что отношения у Путина и Лукашенко - хуже некуда, тем не менее смотрелось это кино с тем двояким чувством, с каким изучаешь архивные немецкие, допустим, ленты, разоблачающие сталинский режим. Вроде бы и правду в них кое-какую можно отыскать, но ясно же, для чего все это снималось.

Исповедь раскаявшегося киллера, если следовать данной логике, ход более тонкий. Понятна и ситуация, на фоне которой развертывается очередной скандал с батькой. Александр Григорьевич вновь встретился с Владимиром Владимировичем и в течение пяти часов обсуждал с ним проблему грядущей интеграции. Причем в который раз отказался еще теснее сплачиваться в рамках Союзного государства, дабы его уважаемый партнер мог пойти на пятый срок в 2024 году, а то и пораньше. Ну вот Лукашенко и напомнили, незадолго до новой встречи, какой он диктатор и злодей. Надеясь при этом, что ужаснувшийся батька станет теперь более покладистым. Шутка ли, бывший ликвидатор прямо так и говорит, комментируя убийство Гончара: у того, мол, "был стопроцентный компромат для отстранения Лукашенко" и "в верхах сказали, что его надо убрать".

Отчасти история напоминает сюжет с "пленками Мельниченко", украинского майора, разоблачившего президента Кучму, который якобы отдал приказал убить журналиста Гонгадзе. Причастность к убийству Леонида Даниловича до сих пор под большим сомнением, зато известно, что после "кучмагейта" от заподозренного в преступлении презрительно отвернулся Запад и у него не осталось союзников кроме Путина. А сам Кучма надолго превратился в марионетку Москвы, персонажа трагикомического, надрывно повторяющего мантры про заговор ЦРУ и про вековечную дружбу с братским российским народом. Отсюда и предположение, что прозревший боец "эскадрона смерти" кается по причинам сугубо геополитическим, а цель заключается в том, чтобы Россия приросла наконец Беларусью.

Однако эта версия мгновенно рассыпается, стоит лишь вспомнить о том, что Белоруссия - не Украина. Это до такой степени другое государство, что батьке давно уже плевать и на свою репутацию, и на оппозицию, и на Запад, и отдельно на телеканал НТВ, и на любые обвинения, высказанные в его адрес. При том что обвинения эти весьма правдоподобны, о похищениях врагов Лукашенко и о нем, заказчике убийств, написаны книги, и что бы ни говорил сегодня про Гаравского экс-командир СОБРа Павличенко, путаясь в показаниях, а также другие фигуранты, веры им нет.

Напротив, возникает догадка, что Павличенко и в прежней жизни, и в нынешней не терял связей с Москвой, потому и его подчиненный остался жив. То есть не исключено, что обличитель предпоследнего европейского диктатора вовлечен в некие дурацкие, скверно просчитанные интриги, но это казус малозначительный. Куда важнее тот факт, что один из ключевых свидетелей преступления без срока давности, акта государственного терроризма, прервал многолетнее молчание. И если в обозримые сроки тела несчастных удастся обнаружить или на месте их захоронения будут зафиксированы судорожные попытки уничтожить следы убийств, то и спорить станет не о чем.

А еще это событие, внезапные откровения никому не ведомого пехотинца из банды чистильщиков, внушает надежду. Всякий грешный человек не безнадежен, покуда жив, и почему не допустить, что когда-нибудь мы узнаем, кто реально отдавал приказ убить Галину Старовойтову, Анну Политковскую, Сергея Юшенкова, Александра Литвиненко, Бориса Немцова... И какими подробностями сопровождались эти и другие убийства. Они ведь, в сущности, не расследованы, и даже самые убедительные, но косвенные улики к делу не пришьешь. Юрий Гаравский говорит, что испытывает "чувство вины" и "приносит искренние соболезнования родным и близким" погибших, подавая хороший пример иным, нераскаявшимся пока, как бы сказать, сослуживцам. У себя на родине и в соседней стране. И ежели кто-нибудь из них, испытывая схожее чувство или пускай под давлением политических обстоятельств, воспримет такие его слова в качестве призыва к действию, то мы узнаем много нового или как минимум интересного из своей новейшей истории. Объединяющего два братских государства, в особенности их руководство, и эту интеграцию, желательно в залах суда, мы не колеблясь назовем подлинной и очень тесной.

Илья Мильштейн, 19.12.2019


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей