О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/milshtein/m.277652.html

статья Магия Навального

Илья Мильштейн, 11.10.2019
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Среди косвенных улик, как бы указывающих на связь главного нашего оппозиционера с одной из кремлевских башен или со спецслужбами, имеются не только те, что изложены в форме довольно бестактных вопросов. Дескать, почему Алексей Навальный до сих пор на свободе и почему вообще жив? Есть вопросы гораздо более обоснованные и при этом вполне корректные. Например, такой: отчего так получается, что в ходе конфликтов коррупционеров с создателем Фонда борьбы с коррупцией страшно глупеют практически все они - российские начальники, воеводы и олигархи?

Глава СКР сочиняет про "Леху" какие-то дикие стихи. Шеф Росгвардии, нарядившись попугаем, вызывает его на дуэль. А если вы скажете, что эти деятели и до знакомства с Навальным не особо блистали интеллектом, то вот вам мудрейшие из премудрых: Усманов, Путин, Песков... Один сидит в кабинете, расчетливо уставленном румынской мебелью из советских времен, и рассказывает обидчику о личных заслугах в области интернета. Другой, погруженный в мистические видения, отказывается произносить вслух имя политического оппонента, дабы случайно не поделиться с ним своей бессмертной славой и богатырской силушкой. Третий выбалтывает публике эту его сокровенную тайну.

Скандал с ФБК, которому российский Минюст на днях присвоил титул "иностранного агента", - из того же ряда. Важное отличие, однако, заключалось в том, что теперь, борясь с Навальным, в неслыханную простоту впало целое учреждение. А кроме них, служащих министерства, в спецоперации против несогласного и его фонда, по-видимому, поучаствовали еще десятки людей. Кураторы из администрации Кремля отдавали приказ: немедленно придумать что-нибудь эдакое, сообразное нынешним законам, дабы можно было включить фонд в соответствующий реестр. Клерки докладывали, что для этого необходимы денежные переводы из-за рубежа. Проживающие там наши засланные казачки, истинные иностранные агенты, обнаруживали в странах НАТО поклонников Навального, какого-то американского торговца дверями и очередного испанского диспетчера, готовых перечислить и перечисливших смутьяну небольшие суммы в долларах и евро. Потом к процессу подключались российские умельцы, способные разместить эти взносы на заранее заблокированных счетах ФБК, - и готово дело. Покуда Навальный дискутировал в Варшаве с Фрэнсисом, понимаете ли, Фукуямой, ему устроили в Москве локальный "конец истории".

Увы, опять все вышло ужасно нелепо. Во-первых, продавец дверей на поверку оказался российским гражданином, хоть и зарегистрировавшим свою фирму во Флориде, которому вовсе не запрещено думать о далекой Родине и спонсировать ее граждан. Во-вторых, ничтожность сумм, переведенных оттуда сюда, сильно дискредитировала хитроумную с виду спецоперацию. В-третьих, сразу ведь открылось, что банковские проводки из-за бугра шли на реквизиты, которыми команда Навального не могла воспользоваться. В-четвертых, это действо происходило и происходит на фоне всероссийской облавы на сотрудников ФБК по сфабрикованному делу об "отмытом миллиарде", на фоне судебных вердиктов, целью которых было ограбление "организаторов" протестных акций, на фоне московских судов и приговоров, наконец - и оборачивается кромешным позорищем для руководства. Потому, в-пятых, сообщение о том, что Фонд борьбы с коррупцией объявлен иностранным агентом, великолепно вписывается в эту картину, каким-то окончательным и бесповоротным штрихом.

И ладно бы по итогам скандала его заказчики, координаторы и исполнители представали лишь гнусными злодеями. Дураками они предстали, вот в чем проблема. Проблема нерешаемая.

И снова повисает в воздухе этот странный вопрос: кто же он, Алексей Навальный? Если обыкновенный знаменитый лидер несистемной российской оппозиции, то откуда у него эта магнетическая власть над умами первых лиц в государстве, их обслуги, а также над целыми министерствами и ведомствами? Почему так выходит, что в столкновении с ним все они, словно по приказу, глупеют?

Причем столь очевидным образом, что и неудобства, и беды, навлекаемые ими на головы основателя ФБК и его соратников, меркнут рядом с этой их начальственной беспросветной тупостью. Не иначе какая-то из башен ему ворожит. Либо такая могущественная контора стоит за ним, что при мысли о ней Бастрыкин сразу начинает писать бредовые стихи, а Путин лишается дара речи.

Впрочем, есть и другое объяснение этого феномена. Алексей Анатольевич занят важным делом, твердо верит в свою миссию и ни черта не боится. Известно же, в чем сила, брат, а в поединке с ней, с правдой, дуреют не только глупцы, но и смышленые подлецы, и мозговитые циники. Эту версию, как ни сомневайся в ней и ни крути головой, обозревая сказочную путинскую Россию, не стоит сбрасывать со счетов. Хотя в ее рамках отчасти могут уместиться и перечисленные выше версии, поскольку древние византийские правила игры в политику распространяются на нынешнюю эпоху и на всех ее современников. О чем слабо догадывался прекраснодушный американский философ, собеседник Навального, когда писал о завершении человеческой истории и всемирном торжестве либеральных идей.

Идеи сегодня торжествуют прямо противоположные, куда ни кинь опечаленный взор, и конец истории выглядит совершенно по-другому, но это не значит, что игра вчистую проиграна. Кто бы он ни был, основатель ФБК, звание, которым несогласного наградил Минюст, ему не повредит. А только поможет в битве за прекрасную Россию будущего, если она в принципе существует и счета ее, перепрятанные и укрытые от посторонних глаз, ежедневно пополняются неравнодушными соотечественниками иностранного агента.

Илья Мильштейн, 11.10.2019


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей