О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/milshtein/m.277523.html

статья Моление о стаканчике

Илья Мильштейн, 25.09.2019
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

О том, что президенту Путину не нужен пресс-секретарь, Дмитрий Песков поведал нам уже много лет назад и с тех пор почти не давал повода усомниться в своей никчемности. Поскольку в ходе его официальных встреч с журналистами почти всегда выясняется, что беседовать им не о чем. Обычно ответы Дмитрия Сергеевича на вопросы прессы сводятся к фразам типа "это к нам не относится", "мы не комментируем", "ведется проверка" и "не знаю". В отличие от шефа, способного часами говорить на любые темы, удовлетворяя любопытство самой широкой публики, хоть нашей, хоть иностранной, Песков производит впечатление человека несловоохотливого.

Впечатление это ложное.

В чем легко убедиться, обнаружив, как раскрывается пресс-секретарь на закрытых встречах со студенческой, к примеру, аудиторией. Случается, он и тайны государственные выдает, что имело место лет шесть назад, когда Песков общался со слушателями Академии журналистики "Коммерсанта". У него там поинтересовались, почему президент не произносит вслух фамилию одного известного оппозиционера, и дело обернулось большим скандалом. Ньюсмейкер рассказал будущим репортеркам, что Путин не желает называть Навального по имени, чтобы его не рекламировать. Расторопные девушки тут же напечатали эту замечательную новость в газете, с которой уже сотрудничали, - и немедленно были оттуда уволены президентом академии бывшим журналистом Колесниковым. За разглашение совсекретных сведений о магических практиках Владимира Владимировича, которые вообще-то разгласил болтливый Песков.

Вчера он опять разговорился и снова перед студентами, теперь перед первокурсниками журфака Высшей школы экономики. Причем если в прошлый раз пресс-секретарь проводил в молодежной среде разъяснительную работу, что подразумевало тон деловой, то на сей раз неожиданно выступил в тоне исповедальном и отчасти даже паническом. Его спросили про фигурантов "московского дела", получивших уголовные сроки, и Дмитрия Сергеевича, что называется, понесло.

Он чуть ли не извинялся за то, что служит у Путина, то есть "работает на это государство", отчего и "не может обвинять или ставить под вопрос действия государства". Он долго и путано объяснял, в чем заключается его работа, и в сухом остатке выходило, что или ему надо уволиться, или "делать все, что в его силах, чтобы виновные всегда получили свое наказание, невиновные всегда вышли из тюрьмы и никогда не были осуждены". При том что это не входит в круг его прямых обязанностей. Из чего следовало заключить, что он в курсе происходящего и по мере сил пытается творить добро в отношении невиновных, а в отставку уходить ужасно не хочет. Неслыханные эти речи уже расхватаны на цитаты, ясно свидетельствуя о том, как мало мы по сути знаем про людей, населяющих кремлевские башни, и про Пескова в частности.

К слову, неделю назад, когда он в качестве официального лица объяснялся с интервьюерами насчет указанных арестов, судов и приговоров, намека не возникало на "это государство" и мучительные дилеммы, связанные с должностью пресс-секретаря. "Мы не считаем возможным комментировать решения суда... президент, безусловно, в курсе, но также не может ни реагировать, ни влиять... еще раз повторяю: есть вердикт суда и есть законные права по опротестованию этого вердикта" - в таком духе Дмитрий Сергеевич отвечал на все вопросы, и ежели корреспондент, взывая к Конституции, замечал ему, что "есть еще и защита прав граждан", гарантом которых является Путин, Песков привычно уходил в несознанку: "Полагаю, что я сказал все, что хотел сказать по этой теме".

Но это был обыкновенный Песков, ничего не знающий, слепо доверяющий судебным вердиктам и посылающий журналистов с их вопросами в другие ведомства, если не куда подальше. Тот самый, кстати, который, как бы осознав, что наговорил лишнего, возвращался к знакомому своему образу и нес дикую околесицу перед учащимися ВШЭ. "Там вот был какой-то парень, - стращал он первокурсников, - который подбросил стаканчик. Но вы поймите, что его в Америке застрелили бы выстрелом в голову. Понимаете? Без суда, без следствия - и полицейский получил бы за это награду!.. У нас, может быть, не совсем любезно погрузят в автобус, выломают руки и увезут, а в Америке и Канаде застрелят к чертовой матери!.. Тем более на несанкционированной акции". И хотя даже детям было понятно, что миллионы застреленных на вашингтонских площадях за подброшенный стаканчик демонстрантов существуют лишь в воображении оратора, он уже не мог остановиться. Все-таки столько лет с Путиным, столько лет в должности пресс-секретаря - это даром не проходит. Тут и по-человечески внезапно заговорив, поневоле собьешься на несанкционированные акции в США и награжденных орденами и квартирами американских карателей-росгвардейцев.

Тем не менее важно все-таки отметить этот очередной эпизод в биографии Дмитрия Пескова, который может показаться моментом истины. Нужен Путину помощник при общении с прессой или не нужен, но он есть и, пусть нечасто, вдруг рассказывает про своего патрона нечто по-настоящему увлекательное. Или, как вчера, высказывается с тем отчаяньем, которое ныне охватывает тысячи и тысячи граждан при виде всего, что совершается дома. Нет сомнений, с точки зрения познавательной это была очень полезная встреча, побольше бы таких и почаще. Саморазоблачительных для власти и весьма обнадеживающих для граждан, перед которыми распахнул свою душу мятущийся пресс-секретарь. Явно возмущенный зверствами полицейского режима в Америке и робко мечтающий о том, чтобы у нас никогда ничего подобного не происходило.

Илья Мильштейн, 25.09.2019


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей