О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/milshtein/m.268097.html

статья Потроллить Келли

Илья Мильштейн, 05.03.2018
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Мегин Келли, должно быть, любимая американка Владимира Путина. Хотя встречаются они редко и всякий раз звезда NBC, как бы пародируя известное высказывание российского президента, на него нападает, а он вынужденно сопротивляется. При этом она упорна и непонятлива, чем доводит мужчину до исступления. Однако умеет Мегин и польстить самолюбию Владимира, и так напасть, что сопротивляющийся получает видимое удовольствие. В общем, им хорошо вдвоем, журналистке и национальному лидеру.

Помнится, в июне прошлого года, единоборствуя с президентом РФ в ходе Петербургского форума, Келли несколько раз буквально вгоняла его в бешенство. Когда, например, интересовалась, что он думает о вмешательстве Кремля в американские выборы, заставляя собеседника то Райкина гневно цитировать, то каких-то антисемитов, а то прямо набрасываться на нее, предлагая таблетку. Тем не менее по завершении поединка рокового блистательная Мегин от души нахваливала горячего российского парня, отмечая, что при выключенной камере он ведет себя совсем не так, как в кадре, желая понравиться россиянам. А саму Келли, насколько можно было понять, он радовал беспрерывно - и когда грубил при большом стечении публики, и когда "весьма личностно" беседовал наедине.

Вот и теперь, возвращаясь к любимой старой теме в диалоге с американкой, Путин охотно откликался на все эти каверзные вопросы. Пригожинские тролли подозреваются в заговоре против США? А пусть спецпрокурор Мюллер обратится с запросом к генпрокурору Чайке - по официальным, понимаете ли, каналам, тогда и порешаем проблему. Лично Владимир Владимирович "готов посмотреть, что они сделали", эти тролли, дабы не осудить невинных: ведь "мы в России не можем преследовать никого, кто не нарушал российское законодательство".

Ну, а ежели кто нарушал российское законодательство, вмешиваясь в американские выборы, то, как легко было догадаться, участь его ждет незавидная. Наш суд сурово покарает негодяя, невзирая на лица, хоть бы даже и повара Пригожина. Запросто.

В таком духе Путин отвечал Келли и, обнаружив у нее диплом юриста, пытался пристыдить и прямо упрашивал: "Дайте нам документ, дайте нам официальный запрос". Если же она, бесстыдница, окончательно обнаглев, заговаривала об экстрадиции повара и его подельников, то президент демонстрировал твердость и сразу ставил ее на место. "Никогда, - заявлял он. - Россия не экстрадирует своих граждан, так же, как и США". Но потом, после интервью, наверное опять смягчался и беззаботно калякал о том о сем. Забывая обиду.

Понять, отчего этим двоим так хорошо друг с другом, нетрудно.

Для Келли интервью со знаменитым русским - большая профессиональная удача. Собственно, не так уж много в мире осталось политиков его уровня, то есть типа Саддама или Каддафи, нас покинувших. Ким Чен Ын жив, но недостижим. Поэтому любую встречу с ним Мегин проводит, выкладываясь на полную катушку, как в последний раз. Выпытывая у него все, что только можно выпытать. Пока он еще доступен и свободен в своих брутальных речах.

Для Путина очередное выступление перед западной публикой тоже немалый успех, причем политический. Трамп от него бегает. Европейские лидеры с каждым годом общаются все неохотней. А журналисты, хоть он их и презирает, по-прежнему остро интересуются его мнениями по разным наболевшим вопросам. Среди них и бескомпромиссная Келли, и чем жестче она его допрашивает, и чем больше упорствует, добиваясь внятных ответов, тем Путину комфортней с ней.

Он ведь более всего любит поиздеваться над публикой. Минувшим летом ему хотелось поскандалить, имитируя гнев и увеличивая хаос в Америке, насчет хакеров, которых он одновременно называл российскими патриотами и агентами ЦРУ. За год без малого практически ничего не изменилось, разве что Пригожин попал в списки Минюста США, а Путин придумал новую хохму: пишите, мол, запрос, а я дозвонюсь до генпрокурора. Или не дозвонюсь, как уже бывало. Владимир Владимирович, при всей своей чекистской недоверчивости, очень ценит внимание прессы, в особенности американской, оттого и встречается с Мегин Келли, раздражаясь и куражась.

Куда хуже было бы, если бы западные журналисты избегали его, подобно политикам. Но это невозможно даже представить, поскольку профессия немыслима без сенсационных заявлений, а Путин - это всегда сенсация, радует ли он соотечественников картинами скорой ядерной войны или морочит голову даме, посвящая ее в тонкости российского законодательства. С ним не соскучишься, и это значит, что она еще придет к нему на свидание, и он, как всегда опоздав, тоже примчится. Чтобы снова рассказать про хакеров что-нибудь свеженькое и веселенькое, и мы эти его речи опять начнем растаскивать на цитаты.

А куда денешься, если Владимир Владимирович любит поговорить и нас хлебом не корми, дай послушать, что он еще придумает. При том что и с хакерами все давно ясно, и с ним, но профессия далеко не всегда сводится к поискам правдивой информации. Публикация складного или нескладного вранья в жанре конфликтного интервью - это тоже журналистика, и весьма востребованная сегодня, в эпоху бесконечных фейков, оттого на телеэкранах они опять вдвоем, Келли и Путин, и мы приникаем к экранам.

Илья Мильштейн, 05.03.2018

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей