О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Голодовка Сенцова | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/milshtein/m.245928.html

статья Дуновение чумы

Илья Мильштейн, 16.11.2015
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

В самом деле, как это следовало понимать? Россия воюет в Сирии всего ничего, в отличие от "западной коалиции", но против них "ни одного теракта", а наш самолет, похоже, взорвали. Заговор это или договор? "Известно, что американские военные легко договариваются о собственной безопасности с террористами", а если так, если это и впрямь известно, мы просто раньше не знали, то "мысль идет дальше". То есть голова думает и задается вопросом: "не является ли" теракт на борту российского аэробуса "продуктом договоренности не трогать гражданские самолеты западной коалиции?"

В таком духе Дмитрий Киселев мыслил и существовал неделю назад, и в голосе его звучала обида. Пентагон, по словам телеведущего, заключил с исламистами пакт о ненападении на Запад, а россиян и тут обложили санкциями. Закрадывалось также подозрение, что империалисты с террористами договорились не только об этом. Вдумчивый слушатель еженедельной передачи, осмысляя сказанное, медленно, но верно постигал, что отморозки в Шарм-Эш-Шейхе действовали по наводке американцев.

Неделю спустя, после террористической атаки в Париже, тот же самый зритель мог бы решить, что исламисты услышали Киселева, устыдились и исправились. Впрочем, о политических схемах, возникающих в голове нашего постоянного зрителя, остается только гадать. Ясно лишь, что стройная картина мира, нарисованная кистью истинного художника, потускнела и обрела первоначальную загадочность. Мир опять стал непознаваемым.

Собственно, он такой и есть, и для того чтобы воспринимать его во всей полноте, цельности и непостижимости, вовсе не обязательно слушать еженедельные пропагандистские бредни Дмитрия Киселева. Вменяемые политики и эксперты, выступающие на других, не федеральных телеканалах, пишущие в газеты и в блоги, при всей своей искушенности на простые вопросы типа "почему Париж?" и "как нам покончить с терроризмом?" ответы дают уклончивые. Ответы, которые свидетельствуют о тотальной растерянности. Ответы, которые сводятся к тому, что мир непознаваем.

Если же, осилив прочитанное и самостоятельно кое-что поняв, подвести предварительные итоги, то вывод надо сделать такой: войну с террором невозможно выиграть. Это реальность, в которой мы живем. Это плохая новость, но есть и хорошая. Проиграть мы тоже не можем. При всей своей осатанелости и беспощадной жестокости убийцы гораздо слабее и малочисленнее тех, кого они стремятся убить. Средневековье, которое навсегда отстало от цивилизации и мстит ей за это, взрывая бомбы и расстреливая людей, одерживает лишь локальные победы. И за каждую такую победу расплачивается по самым крупным счетам.

Платой за 11 сентября был разгром талибов в Афганистане и "ненужная" война Буша в Ираке, смысл которой заключался в демонстративной избыточности. Платой за Париж станет заметное расширение превентивной войны с террором в Европе и в Сирии, где не исключено и наземное вторжение. Цивилизация непобедима в схватке с пресловутым "Исламским государством", но и указанное "государство" тоже непобедимо, и это означает, что войне нет конца.

Правда, один крохотный шанс на победу у террористов все же имеется. Ибо террор подобен чуме, и если зараза ненависти и ксенофобии укоренится в европейских сердцах и в каждом своем смуглом и бородатом соотечественнике или иностранце большинство жителей Франции, Германии, Бельгии, Швеции начнет прозревать потенциального убийцу и голосовать начнет за тех, кто призывает избивать чужих, поджигать их общежития и депортировать, то с европейскими ценностями будет покончено довольно скоро. Равно и с Европой, ибо политическое и человеческое одичание неотделимо от технологического, и если свободный мир рухнет, увлекшись контртеррористическими операциями в широком смысле, то и о прогрессе придется забыть. Победит страх, не отличающий беженца от террориста, и в мире, где борьба за чистоту расы станет основополагающим принципом, дышать станет нечем.

Это будет мир, где восторжествует собирательный Брейвик или те бойцы национал-социалистического подполья, которые годами отстреливали в Германии граждан с неправильным цветом кожи. По сути своей бойцы ничем не отличались от бен Ладена. Сегодня под эти красно-коричневые знамена в некоторых странах Европы собираются немалые толпы, а их вождей, витринных расистов и нацистов, привечают в России, в бывшем Ленинграде, блокадном городе. Они здесь востребованы.

Это Европа, которая видится организаторам терактов в мечтах, - закошмаренная и одичавшая, возглавляемая разного рода "национальными фронтами". С ней исламистам тоже, конечно, придется воевать, но уже окончательно навязав свои правила. В том числе и ненависть к Америке, которая во всем виновата и спонсирует террор, а вы как думали? По телевизору же сказали, в российских "Вестях", которые теперь транслируются на всех европейских языках. Раз по телевизору - значит правда.

К счастью, до этого пока не дошло и не дойдет, и цитируемый Киселев - персона нон грата в Европе, и политический террор особого рода, победивший в России, едва ли распространится дальше Донбасса. Все-таки с чумой на старом континенте давно покончено, а редкие эпидемические вспышки характерны скорее для слаборазвитых стран, но и там смертность сравнительно невелика.

Иное дело пропаганда, ее перманентное дуновение, а также исламисты, сеющие смерть и разносящие инфекцию. Надежного средства защиты против них не изобретено, и с этим вроде свыкаешься, ну что тут поделать. Ничего ведь не изменишь, приникнув к телеэкрану или бродя по городу, в котором творится ад, и никого из погибших не воскресишь. Нету средства остановить террор. Но вот бегущая строка опять затмевает все новости, и за каждой буквой кровь и смерть, и в эту минуту ясно осознаешь, что свыкнуться невозможно.

Илья Мильштейн, 16.11.2015


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей