О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/milshtein/m.231055.html

статья Оружие массового подражания

Илья Мильштейн, 14.07.2014
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Это давно уже началось, еще с первой чеченской войны. Россия столкнулась с террором, который квалифицировался как исламский, хотя с обеих сторон воевали бывшие советские люди, и конфликт следовало ввести в некие понятийные рамки. То есть объяснить самим себе, а также международному сообществу, что у нас происходит на Северном Кавказе и почему мы правы. Тогда и зазвучала, поначалу робко и ненавязчиво, тема Израиля применительно к нашей борьбе с терроризмом. В самой аналогии заключалась некая соблазнительная идея, которую хотелось развить.

В самом деле. Мы люди белые, цивилизованные, а они – дикари и отморозки. В Израиле теракты – и у нас теракты. Мы бомбим и отстреливаем бандитов, и они давно и успешно освоили этот метод. Цивилизация против варварства – вот, оказывается, кто у нас с кем воюет в Чечне, неумело на первых порах подражая израильской армии, и сей тезис подхватили самые неожиданные персонажи, в прикремленном экспертном сообществе и даже в генеральской среде. О том, что Россия, подобно Израилю, спасает мир от всемирного халифата, заговорили модельные антисемиты.

С приходом Путина, развязавшего вторую чеченскую войну, идея пошла в массы. И хотя сам преемник рассказывал все больше про сортиры и про таинства обрезания у пацифиствующих журналистов, становилось окончательно ясно, особенно после 11 сентября, с кем и за кого воюет Россия, ровняя с землей мятежную провинцию. Любопытно, что и в самом Израиля немалая часть русскоязычных граждан, преимущественно из правого лагеря, где популярна расистская идеология, данную метафору оценила и полюбила Путина. О палестинизации чеченской войны в начале нулевых годов заговорили всерьез.

Между тем сравнение это не то что хромало – ковыляло по бездорожью на костылях. "Хорошо вооруженный Коктебель" на Ближнем Востоке вводил свои войска в Палестину в ответ на террор, а не в целях борьбы с сепаратизмом, террор порождающей. Никаких территориальных претензий ни к Палестине, ни к Сирии Иерусалим не имеет, и если не возвращается в свои границы, то исключительно потому, что нуждается в твердых гарантиях мира. Гарантий нет, не было и не будет.

Израиль защищался и защищается от врагов, а не плодит их, поскольку с первого дня был этими врагами окружен и вынужден отстаивать свое право на существование. Вообще вся израильская политика в отношениях с арабами всегда сводилась к призыву "оставьте нас в покое!". Парадоксальным образом эти отчаянные упования сближали Израиль не с Россией, но с масхадовской Чечней. За вычетом Басаева.

Нынешняя эпоха подарила нам новый Израиль – в той донецкой степи, где при огневой поддержке российской бронетехники возрождаются подвалы НКВД и учреждается грядущая Новороссия. Провозвестником Эрец Исраэль в Славянске стал боевитый иерусалимский политолог Эскин, который долго рассказывал Владимиру Соловьеву про батальон "Алия", готовый выдвинуться на Украину и побороть бандеровцев, и вообще оккупировал кремлевские телеканалы, обнажая захватнические корни сионизма. Политолога как умел поддержал поэт Дмитрий Быков, который приравнял наших бабаев и бородаев к сионистам-романтикам и объявил, что в Донецк и Луганск они поехали не только воевать, но и строить свою правильную Россию. А потом и обратно присоединять ее к метрополии. Типа как в Чечне, но теперь на территории Украины.

Впрочем, все это лирика, а свежей кровью метафора наполняется лишь в том случае, когда про драгоценный израильский опыт вспоминают действующие политики. Например, вице-спикер СФ Евгений Бушмин, который предложил вчера "нанести точечные удары" по территории Украины, и довод он привел бронебойный. Точно так же, сказал сенатор, с обстрелами своей территории борются в "цивилизованных странах... в том числе и в Израиле". Добавим, израильтяне иногда и вводят войска туда, где установлены палестинские "катюши", и тут возникают понятные вопросы. Что, концепция в Кремле опять поменялась и Путин, недавно как бы запретивший себе оккупировать восток Украины, снова решил воевать?

С одной стороны, никакого парламента в России нет, так что мнением вице-спикера можно и пренебречь. Мало ли что высказывают у нас разные второстепенные патриоты вроде Дугина, Глазьева или Холмогорова. С другой стороны, парламента хоть и нет, но вице-спикер – фигура реальная, человек дисциплинированный, его могли и попросить соответствующим образом подготовить страну и мир к смене концепции. И тут, в сущности, неважно, чьи снаряды залетели на российскую территорию, хотя последнее, о чем мечтают в Киеве, – это воевать с Москвой. Война, которая идет на Украине, предполагает самые разные сценарии, и "точечный обстрел", как бы по израильским образцам, может резко обострить обстановку и в стране, и в мире. Иметь "необратимые последствия", как справедливо отмечается во вчерашнем заявлении МИД РФ.

А в Израиле война, небольшое это государство опять проводит рейды в Палестину и уничтожает орудия террора, решая вопросы экзистенциальные. Подобно Украине, где стараниями соседней державы жизнь отравлена на много лет вперед. Только для украинцев это все внове: нападения, обстрелы, исламистского типа пропаганда ненависти, соединенная с потоками чудовищного агитпроповского вранья. Равно и террористы, которых расположенный по ту строну границы "русский мир" засылает в товарных количествах и до зубов вооруженных. Что ж, все когда-нибудь происходит в первый раз, и все повторяется, и все войны – это одна война. Важно только не перепутать семитов со славянами, жертв агрессии с оккупантами и жертв террора с отморозками, которые плодят смерть, горе и разор.

Илья Мильштейн, 14.07.2014

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей