О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/milshtein/m.224756.html

статья Система наград

Илья Мильштейн, 19.02.2014
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Владимир Владимирович любит развернутые ответы, но на этот вопрос ответил с неожиданной сухостью. Журналист Игорь Архипов в ходе декабрьской пресс-конференции поинтересовался у гаранта, надо ли было ставить Дмитрия Киселева во главе госкорпорации, занятой пропагандой образа России за рубежом, – с учетом катастрофического имиджа самого назначенца. Вопрос был подкреплен довольно точной метафорой: мол, авторские комментарии Киселева по поводу событий на Украине – "это как будто в Северной Корее показывают новости про Америку".

Путин откликнулся тремя фразами. "Хочу вам сказать, – сообщил он urbi et orbi, – что государственные информационные ресурсы должны возглавляться патриотично настроенными людьми, защищающими интересы Российской Федерации. Это государственные ресурсы. Именно так и будет".

Это была историческая минута.

Причем патетика момента заключалась не только в том, что гендиректор "России сегодня" был назван патриотом, то есть удостоился высшей похвалы из высочайших уст. В голосе президента, едва он заговорил на заданную тему, прозвучала какая-то особая нота. Так кратко, неохотно, напористо люди отвечают, когда их спрашивают о самом дорогом. Так защищают родных и близких. Когда их обидели, но хочется скрыть обиду.

Не вступая в дискуссию с журналистом, Путин дал понять, что Киселев для него не просто патриот, но патриот образцовый. Идеальный кадр. Вот так и надо оборонять "интересы Российской Федерации", как это делает ведущий "Вестей".

Сказанное не значит, что президенту непременно и безоговорочно нравится стиль выступлений ведущего, вся эта дикая театральщина, ложноклассическая жестикуляция и беготня по студии. Болезненный интерес Киселева к нетрадиционной половой тематике с замогильным оттенком и отблеском костров тоже тоже вряд ли способствовал его карьерному успеху. "Путин и геи" – это вообще таинственный сюжет, и тут у них с гендиректором могут даже возникнуть стилистические разногласия, как у писателя Синявского с советской властью. Кадровая любовь Путина к Киселеву имеет под собой другую основу.

У них общие представления о России как о государстве, со всех сторон окруженном врагами. У них общие враги. Полагаю, что Владимира Владимировича точно так же корежит от ненависти, когда он думает про российских оппозиционеров, про Майдан, про Европу, про Америку.

Тем не менее, при всей своей, как бы сказать, раскрепощенности, Путин вынужден порой сдерживаться, ибо правила игры в политику никто не отменял.

Однако никто не отменял и свободу слова, оттого так заметны на гостелеканалах пропагандисты типа Мамонтова, Семина, Леонтьева и Киселева, который ныне выдвигается в лидеры. Ибо орден "За заслуги перед Отечеством", пусть и IV степени, – это уже не просто денежный приз из газовых закромов, не должность в "Роснефти", не малозначительная цацка к празднику, в толпе страждущих и отличившихся. Это государственная награда высшей пробы, врученная как раз за то, что орденоносец позволяет себе не сдерживаться и договаривать до конца все, что у начальства на уме. Это цацка серьезная.

Одновременно это, конечно, и политический сигнал. Не просто знак одобрения, выраженный Путиным по отношению к любимому журналисту, но и жестко объявленный курс. Все, что вы хотели узнать об эпохе, о прошлом нашей Родины и, главное, о ее будущем, – в чеканных строках указа. Это курс на мобилизацию, если избегать шаблонных, хотя и напрашивающихся слов и выражений типа "фашизм", "геббельс", "тотальная пропагандистская война" и некоторых других, ничуть не хуже, но почему-то запрещенных к употреблению в печати.

И не то чтобы, узнав о награждении Киселева и поздравляя его от всего сердца, мы узнали что-нибудь принципиально новое: про орденоносца, про Путина, про страну, про курс. Новизна скорее в нюансах и в том, что старые интеллигентские споры наполняются иным смыслом и обрастают свежей аргументацией.

Вчера, например, могло показаться, что Виктор Шендерович допускает некоторую эстетическую неточность, сравнивая сочинскую Олимпиаду с берлинской. Сегодня уже так не кажется. На фоне ада, творящегося в соседней республике и, по-видимому, спровоцированного извне, это сигнал грозный. Заставляющий вспомнить опять-таки трафаретные слова типа "аншлюс" или "братская помощь"

Главное, Олимпиада еще не кончилась, а церемония закрытия уже вроде началась. Церемония закрытия большой страны, генеральная репетиция, в ходе которой по достоинству оцениваются прошлые, настоящие и будущие заслуги. В политике внутренней и в политике внешней, поскольку оба этих направления курирует на своих постах журналист-орденоносец. В жизни целой страны, которая уже пятнадцать без малого лет медленным, но уверенным шагом движется в сторону Северной Кореи. И кадры, которые решают все, разглядывают у себя на груди заслуженную награду. "Именно так и будет", – пообещал нам Владимир Владимирович, и он держит слово.

Илья Мильштейн, 19.02.2014


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей