О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/blogs/govnomer/entries/170168.html

в блоге Владимир Симонов, советско-российский журналист

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 11.07.2006

26
Реклама

Что бы сделал, скажем, мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, окажись он на эту жаркую июльскую неделю в кресле нашего питерского губернатора Валентины Матвиенко? Скорее всего запретил бы антисаммит. Или, в лучшем случае, сел бы в кружок со своими полицейскими чинами в раздумье, как бы его, это сборище сомнительных личностей, изолировать или вовремя разогнать.

В России случилось то, на что не решались до сих пор ни в одной стране "большой восьмерки" со времен рождения этого клуба сильных и богатых. Власти не запретили контрсаммит. Власти не сделали из антиглобалистов прокаженных, отгороженных от жизни колючей проволокой, водометами или - как в канадском Калгари - танками.

Валентина Матвиенко и волосатые радикалы слились в почти эротическом экстазе, чтобы сделать уютным и контрсаммит, и питерские улицы - тоже. Антиглобалистам подарили на пять дней стадион имени Кирова на Крестовском острове. Проповедуйте, развлекайтесь, размножайтесь. Полевые кухни с русской кашей - с приветом от Матвиенко - повышают интеллектуальный уровень дебатов. Разрешение клеить листовки антисаммита на городских рекламных тумбах - укрепляет в мысли, что со свободой слова в России не так плохо, как кажется.

Пушистость властей потрясает. Антиглобалисты порадикальней в ступоре, не знают, что и думать. Им чудится зловещий замысел Кремля сделать из контрсаммита витрину для разгула демократии в России. Слышали, Владислав Сурков, этот главный путинский креативщик, дал указание нанять бригаду крутых, чтобы те спалили пару питерских "Макдоналдсов"? Пусть западная "семерка" самолично убедится: в России все путем, все как у людей.

Создается впечатление, что наша либерально-нацболовская оппозиция перепугалась: как бы неожиданная политкорректность городских властей не задвинула их окончательно на задний план.

Ссылка


Комментарии
(написано анонимно) 11.07.2006 17:14 (#)

СЛОВ НЕТ. ЖОПОЛИЗСТВО В ДУХЕ 30х годов прошлого века. НЕОБХОДИМО УХО товарища ВЫШИНСКОГО дабы енто услышать.

(написано анонимно) 11.07.2006 17:58 (#)

советско-российский журналист - почти всегда - диагноз!

(написано анонимно) 11.07.2006 18:01 (#)

это сборище сомнительных личностей

"...это сборище сомнительных личностей..."
Автор этой фантазии на тему Нью-Йорка - личность несомненная и безусловная. Надо взять за правило: если кто-нибудь скаже слово "радикал" - посылать его на хуй сразу. Верный признак.

(написано анонимно) 13.07.2006 06:06 (#)

ввп

Класс! Какие сравнения, какие образы! Мене прет от "слились в почти эротическом экстазе", "Пушистость властей"... Золотое перо!

(написано анонимно) 15.07.2006 08:01 (#)

"Что бы сделал, скажем, мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг......? Скорее всего запретил бы антисаммит." Прости Господи, какой бред...

User saboteuge, 15.07.2006 13:24 (#)

А что это за писатель такой? Что то неприпомню.

Он что в газете спид-инфо публикуется? Не подскажет никто?

(написано анонимно) 24.07.2006 04:00 (#)

Отчего не подсказать

Вот его пасквиль образца 84 года:
Савелий в джинсах
- Так твою перетак! Я ошарашенно оглянулся. Кругом в бархатных креслах сидели люди с печатью интеллигентности на лице. При галстуках, иные - в норковых шубах. Тот - именитый кинокритик "Нью-Йорк таймс". Эта - жена видного искусствоведа, сама искусствовед. Все вдумчиво взирали на экран в поисках авторской концепции или еще чего помудренее. А с экрана, как из лопнувшей канализационной трубы, хлестала густая российская матерщина. Кинокомпания "Коламбиа пикчерз" созвала нью-йоркскую прессу на просмотр нового художественного фильма "Москва на Гудзоне". В программке его именуют "современной комедией о том, как один человек провозгласил собственную декларацию независимости". Что, простите, наделал? Ах, так бы попросту и сказали - удрал в Америку, променял родину на чужбину. Гнусненькая история. А стряслась она как раз с героем фильма - Володей Иваноффым, саксофонистом из циркового оркестра. Иванофф дул-дул в саксофон, излишне, видимо, напрягался, и в результате у него в голове образовалась такая идея: нету у нас, братцы, никакой свободы творчества! Никто саксофонисту, правда, его авангардистский инструмент гвоздем не пробивал. Никто симфонии Гайдна вместо джаза дудеть не предписывал. И тем не менее вольный дух этого представителя творческой интеллигенции жестоко страдал в условиях "тоталитарных" ограничений. Как конкретно? Не было у Володечки ни одной, представьте, люди добрые, ни единой пары джинсов! Титана джазовой импровизации обрекли на заурядные портки без именной этикетки! Мыслима ли духовная свобода, когда она не опирается на прочный шов голубого счастья? Любому московскому интеллектуалу понятно - нет. Это превосходство джинсовой идеологии авторы фильма мощно воплотили в художественные образы. На экране - роскошная любовная сцена. Голый Иванофф, собравшийся с цирком в Америку, спрашивает: - Чего же тебе привезти, дорогая? Та выкрикивает в экстазе: - Калвин Кляйн! Джордаш! То есть фирмы модных джинсов. Естественно, когда героя заносит в отдел рабочей одежды нью-йоркского универмага, с ним от тамошнего изобилия случается нервный припадок. Тут же приходит четкое понимание преимуществ западной социально-политической системы. Иванофф просит политического убежища. Итак, как говорится, "избрал свободу". Фильм тыкает зрителей носом в этот тезис. Морально готовясь к побегу, Иванофф первым делом врубает гостиничный телевизор на порноканал: гляди-ка, и в самом деле свобода! Да еще в три обхвата. Но дальше что-то ломается в фильме. Никакой "Москвы на Гудзоне" не получается. На Гудзоне непоколебимо, недвижимо стоит Нью-Йорк. Его законы начинают дирижировать саксофонистом, причем рукоятью пистолета по голове. Так в темном переулке приветствуют новосела местные грабители. Обрядившись в фирменную жилетку и такие же джинсы, Иванофф тем не менее мыкается без работы. Свою каморку, где стулом служит унитаз, ему приходится укреплять от бандюг чуть ли не противотанковыми надолбами. Создатели картины бубнят на ухо зрителю: все это, мол, издержки бытия. Зато как свободно дышать! Как вольно творить! А какие, собственно, художественные ценности творятся? В фильме мелькает, например, бывший советский комик. На родине его звали Савелием. С безумным видом он мечется по экрану, отпуская трехэтажные непечатности. Они грохочут в квадрофонических динамиках. ничего другого по части творческой свободы Савелий не получил. К главной роли его не подпустили. Иваноффа играет американец Робин Вильямс, а Савелий довольствуется воссозданием отнюдь не гамлетовского образа - уличного продавца сосисок. Не удивлюсь, если завтра действительно встречу Савелия на улице с тележкой. Это еще будет для него большой удачей. Я знаком кое с кем из эмигрантов. Врач-стоматолог из Минска с 15-летним стажем моет в Нью-Йорке общественные туалеты. Бывший солист оркестра Белорусского радио и телевидения устроился сторожем. Получает три доллара с четвертью за работу, за какую пуэрториканцам платят 6-7 долларов. Вот сейчас, когда я дописываю эту корреспонденцию, с улицы доносится тоскливая, заплутавшая среди небоскребов мелодия саксофониста-попрошайки. Не Иванофф ли? Выглядываю в окно. Мать честная, какие у него шикарные джинсы! Обалдеть можно! Владимир Симонов "Литературная газета", апрель 1984 года. Текст статьи и орфография оставлены без изменений.

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама



Выбор читателей