О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Пропавшие за Крым | "Экстремисты" | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/blogs/free/

Блог: Свободное место

Здесь размещают свои сообщения члены клуба "Граней.Ру".
Список членов клуба →


:

Управляемая беспристрастность

Vip Лев Левинсон (в блоге Свободное место) 12.01.2018

25669

Верховный суд внес в Госдуму проект закона "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам подсудности уголовных дел".

Законопроектом предлагается внести в статью 35 УПК дополнительное основание изменения территориальной подсудности - "если имеются обстоятельства, которые могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность суда при принятии решения по делу".

По мнению ВС, имеющиеся на сегодняшний день основания изменения подсудности являются недостаточными. Таковыми признаются, во-первых, случаи, когда все судьи данного суда принимали участие в производстве по рассматриваемому делу и, во-вторых, когда не все участники судопроизводства по делу проживают на одной территории, при том что другие участники не возражают против изменения территориальной подсудности.

Поясняя необходимость расширения оснований изменения подсудности, ВС ссылается на позицию Европейского cуда по делу "Игорь Кабанов против РФ" (постановление от 3 февраля 2011 года). Дело это весьма специфическое. Адвокат Кабанов вступил в конфликт с руководством Архангельского областного суда, под давлением которого был лишен статуса адвоката. Попытки обжаловать в суд решение областной адвокатской палаты провалились, поскольку дело рассматривалось районным судом, фактически подчиненным областному (иначе по закону и быть не могло), а решение райсуда было обжаловано в тот же областной суд, председатель которого был по данному делу явно заинтересованным лицом. ЕСПЧ признал нарушенной статью 6 Конвенции: "Учитывая, что председатель фактически возбудил дисциплинарное разбирательство против заявителя и в соответствии со своими организационными и управленческими функциями определил состав суда и передал ему дело, Европейский суд не может согласиться, что с объективной точки зрения имелись достаточные гарантии, чтобы исключить любое законное сомнение в беспристрастности со стороны суда".

Проблема действительно есть. Но предложенный ВС способ ее разрешения категорически неприемлем. Там, где достаточно было отодвинуть одну штакетину, предлагают снести весь забор. Таковым, ограждающим независимость и беспристрастность правосудия от вмешательства исполнительной власти и других сил, служит "право на своего судью". Оно сформулировано в статье 47 Конституции: никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Поэтому допустимые случаи изменения законной подсудности должны быть четко и недвусмысленно определены законом, исключая любую возможность свободной интерпретации. Это как раз тот вопрос, по которому судейское усмотрение должно быть исключено.

То, что предлагается Верховным судом, сводит на нет эту важную конституционную гарантию. "Обстоятельства, которые могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность суда при принятии решения по делу" - это оценочная категория, что в российских условиях приведет к политически или иначе мотивированным произвольным решениям.


Ворованная история

Vip Лев Левинсон (в блоге Свободное место) 23.12.2017

25669

Хочу сказать об историке Арсении Рогинском как о правозащитнике. И как о политике.

Вчера на прощании звучало в нескольких выступлениях, что Арсений Борисович был великий гуманитарий, ученый, строитель "Мемориала", но что правозащитником в буквальном смысле он себя не считал и даже относился к маркированным правозащитникам несколько иронично. Без зла, конечно, но со стороны. И, дескать, потому (этого я не слышал сегодня, но не раз слышал раньше) и был образован в "Мемориале" отдельный правозащитный центр - для буйных. Но это не так, я думаю.

Действительно, Рогинский не вел прием граждан, пострадавших от различных властей, не рвал рубаху на митингах в защиту политических и гражданских свобод. Только ведь честная работа историка, раскрытие исторической правды - это необходимая часть защиты прав человека. И не только права на информацию. Это и защита права на историческую память, возвращение народу и человечеству его прошлого. Иметь свою историю - такое же право, как иметь жилище, свободу слова, личную автономность и правосубъектность.

И власть традиционно преследовала не обслуживающих ее историков, потому что исторической правды она страшится не меньше, чем правды о себе самой настоящей. Поэтому тоталитарный советский режим преследовал и тех, кто издавал "Хронику текущих событий", и тех, кто изучал и публиковал исторические материалы, причем не только о большевиках и сталинизме, но и обо всем в российской, да и не только в российской, истории, о чем имелось официальное "единственно правильное" мнение, о чем был сформирован миф, выгодный режиму. Так сталинский деспотизм и советский империализм, в рамках созданного трудами придворных и дворовых историков мифа, канонизировали Александра Невского, Ивана Грозного и Петра I, мифологизировали декабристов и народовольцев.

В последнее время навязывается иная официальная версия российской истории, в чем-то совпадающая со сталинской, сочетающая ее с лубочной версией "святой Руси". В каком-то смысле перекраивание истории в собственных интересах при коммунистах было хотя бы откровеннее, недаром весь курс российской истории начиная с Рюрика именовался историей СССР. Нынешние пока не столь откровенны, но уже приняты законы об уголовной ответственности за "распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны" (до 3 лет лишения свободы) и за "распространение выражающих явное неуважение обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества". Вдобавок, когда речь заходит о "благолепии", историк рискует попасть под "оскорбление чувств верующих", тоже уголовная статья.

Так что ремесло историка вновь становится опасным. И нападали ряженые патриоты не на правозащитный центр, а на участников мемориальской программы по отечественной истории для школьников. Настоящая история - это "ворованная история" (как настоящая поэзия, по Мандельштаму, "ворованный воздух", а разрешенная поэзия - мразь). Свободный историк - вор, в старорусском смысле этого слова, то есть государственный преступник.

Отсюда вторая тема. Рогинский - настоящий историк, значит, он правозащитник. А раз он правозащитник, значит, он политик. И политик не только потому, что занимался историей "без разрешения". Он вел правозащитную деятельность (вел в смысле направлял) именно как политическую. Но политическую не в том убогом смысле, который придает ей нынешний режим, считающий политикой удержание власти и отпихивание оппонентов ногами. И не в смысле размахивания перед властью красной тряпкой. Как правозащитник он был идеально переговороспособен. И умел разговаривать с властью на равных. Но дело не только в этом. Сколь ни затерто выражение "гражданское общество" (а его противниками оно затерто и затаскано вполне умышленно), Рогинский - проводник подлинного гражданского общества.

Не всем нравилось, что Рогинский вывел "Мемориал" в открытое море политики, а не ограничился раздачей гуманитарной помощи потомкам жертв репрессий.


Памяти Арсения Рогинского

Vip Сергей Ковалев (в блоге Свободное место) 20.12.2017

39

Арсений Борисович Рогинский давно и прочно вошел в науку и в общественную жизнь. Собственно, он был самым ярким из зачинателей их сближения. Гражданскую активность он учил академической строгости, науку - человечности и гражданственности.

Я уверен, что эта сторона его жизни и творчества будет долго привлекать исследователей и публицистов. Но это все потом. Сегодня важно другое.

Довольно давно уже стало понятно, что кончина близка. Арсений знал это раньше других. Да и врачи не обольщали надеждой. Вряд ли он был безразличен к этому знанию. Но он не пускал его стать главным, заслонить свой талант и интерес. Он упрямо жил заботами, мыслями, делами, которые были важны и неотложны, были его жизнью и ответственностью. Близкая смерть не повод отказаться от себя.

В конце сентября по скайпу из Израиля Арсений участвовал в обсуждении легендарного сборника "Память". Предельно слабый, высохший и изможденный до неузнаваемости. Заговорил - и это опять Арсений. Спокоен, содержателен, точен. Думаю, презрение к смерти продлило ему жизнь. И завершило, точно и выразительно, дорогой нам всем образ.

Теперь очень личное, самое важное для меня. Сеня Рогинский и Саша Лавут совсем разные люди. Но в упрямстве назло смерти они близнецы. Мне повезло близко знать и очень любить обоих. Они для меня постоянный укор, постоянный пример, постоянный призыв. Я мечтаю умереть так же достойно.

37542
40-летие "Хроники текущих событий". 2008 год. Фото: А. Карпюк/Грани.Ру


Контрольный выстрел

Vip Лев Левинсон (в блоге Свободное место) 18.12.2017

25669

Правительство внесло в Госдуму законопроект "О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации". Законодатели, мысля антиутопически, готовятся ввести тотальный контроль надо всем, что еще недостаточно упаковано, не полностью прозрачно или трепыхается.

Начинается закон с гигантского перечня разнообразных проверок, имеющих свои особенные процедуры. Забавно, что перечень того, на что закон не распространяется, помещен в самом законе, а то, на что распространяется, находится в приложениях. Из них выясняется, что существует еще более двухсот видов и подвидов федерального, регионального и муниципального контроля.

Принимается новый закон для контроля за соблюдением неких "обязательных требований" для граждан и организаций.

Если государство признает что-то обязательным, то вводит эту обязанность (запрет, ограничение, обусловленность) законодательно, определяя и последствия для нарушителей. Более того, существует федеральный закон "Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации", принятый в 2016 году, - закон абсолютно неправовой. Но как ни плох закон о профилактике (а плох он превентивными ограничениями прав граждан, ничем не погрешивших, но "склонных" к совершению правонарушений), все же понятно, о чем он. Новый же закон о контроле принимается не вместо закона о профилактике, а помимо него. Читая его, трудно отвязаться от мысли, что этот контроль простирается и в надземные, и в загробные пространства.

Об "обязательных требованиях" в законопроекте сказано, что это "условия, ограничения, запреты, обязанности, устанавливаемые и предъявляемые к осуществлению гражданами и организациями предпринимательской и иной деятельности... установленные в целях защиты охраняемых законом ценностей... Юридическую силу обязательных требований имеют также документы, не являющиеся нормативными правовыми актами (в частности, документы по стандартизации, документы, разработанные самими гражданами и организациями, в том числе учредительные документы организаций), если обязанность соблюдать положения указанных документов предусмотрена законодательством".

Вот пример. По закону "О свободе совести и о религиозных объединениях" государство "уважает внутренние установления религиозных организаций", каковые установления закреплены в их зарегистрированных Минюстом уставах. Уставы же эти, помимо обычных для всех юридических лиц положений, отсылают к высшим авторитетам, священным писаниям и преданиям. Это могут быть разные сверхъестественные материи, цели и задачи - например, попадание в конечном итоге верных - наверх, а всех прочих - в геенну огненную. Вот вам и "обязательные требования". Полиция защищает святое православие, а патриархия вроде бы и ни при чем.

Такими грациозными юридическими телодвижениями авторам законопроекта удается обхитрить Конституцию. Ведь права и свободы могут быть ограничены только федеральным законом. Так вот вам федеральный закон о том, что ваши права могут быть ограничены чем угодно, вплоть до правил Трапезундского собора. И возникающая в этом контексте полиция нравов - лишь небольшая часть тех репрессивных возможностей, которые открываются законом "о контроле вообще".

Список видов контроля в приложениях к законопроекту охватывает дай бог десятую часть запретов и обязанностей, которые можно выудить из 6686 действующих сегодня федеральных законов. Законодатели, надо полагать, решили не выкладывать все разом, а обеспечить работой будущие поколения депутатов.

Но и уже заготовленного контроля хватает с головой. Вряд ли найдется лицо, подпадающее одновременно под контроль за картографией, за производством презервативов, за архивным делом и пробирной палатой. Но и на отдельно взятого человека, не говоря уж об организации, контролеров будет достаточно. Стоит представить себе нашествие проверяющих поочередно, а то и одновременно, соблюдение законодательства об НКО, о защите детей от информации, о защите интеллектуальной собственности. Инспектирующих обработку персональных данных и потребление табака, перевозку пассажиров и багажа легковым такси и, само собой, надзирающих "за деятельностью организаторов распространения информации в информационно-телекоммуникационной сети Интернет".

При этом заботливое правительство предписывает, что при осуществлении контроля "степень вмешательства в деятельность граждан и организаций не должна быть чрезмерно обременительной". То есть обременительной, но не чрезмерно. Никаких излишеств. Законопроект предусматривает всего лишь осмотр, досмотр, видеонаблюдение и фотофиксацию, опрос, сбор информации, получение объяснений, инвентаризацию, экспертизу, отбор проб, истребование и изъятие документов... Ни тебе дыбы, ни испанского сапога. Как в басне: "Всего-то придет с них с сестры по шкурке снять, да и того им жаль отдать".

Правда, тут же указано, что особо цацкаться с правами человека контролеры не будут: "Принцип недопустимости злоупотребления правом означает, что при организации и осуществлении государственного контроля... граждане и организации не могут пользоваться своими правами в целях необоснованного уклонения от проведения в отношении них государственного контроля".

А чего, собственно, бояться честным советским людям?


Памяти Александра Галича

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 16.12.2017

59

Когда в 1977 году я вместе с друзьями переписывал через старые советские бобинные магнитофоны песни Александра Галича, мог ли я подумать, что меня пригласят на семейный вечер памяти, посвященный 40-й годовщине его смерти?

Галича я открыл для себя в последнем классе советской десятилетки в гостях у школьных товарищей. И это стало для меня настоящим потрясением. Хотя к тому времени я уже успел поцапаться с советской властью вплоть до попадания на два месяца в психушку за политические высказывания, я совершенно не был знаком с неподцензурной "контркультурой". У меня не было доступа к самиздату и тамиздату. Я даже "вражьи голоса" не слушал до конца школы - у меня просто не было приемника.

Я рос в абсолютно лояльной семье болезненным комнатным ребенком. И свято верил во все, что писали в советских газетах и говорили по советскому радио. Верил в то, что "мы" самые лучшие, прогрессивные, гуманные, справедливые, демократичные. Верил в коммунизм. Вы будете смеяться, но коммунистические убеждения я сохранил до сих пор. Однако, каким бы "комнатным растением" я ни был, в 8-м классе я стал замечать, чувствовать чудовищную нечестность советского общества. Во всем. Сверху донизу. Так начались мои "стилистические и эстетические разногласия с советской властью".

При этом повторю еще раз: доступа к альтернативной информации у меня очень долго не было. Я практически ничего не знал. Масштабы государственного насилия, жестокости и несправедливости сталинской эпохи я представлял себе совсем в духе кастрированного Постановления ЦК КПСС лета 56-го года "о преодолении культа личности и его последствий": отдельные жертвы отдельных злоупотреблений отдельных мерзавцев. Ощутил весь ужас сталинщины - все еще не зная ее чудовищной статистики, на чисто эмоциональном уровне ощутил - через Галича.

Именно Галич сделал для меня смешными все увещевания "старших": не лезь куда не надо, ты ничего не понимаешь, ты не имеешь права… На формирование моего мировоззрения Галич повлиял больше, чем политические теории. Именно он научил меня ненавидеть тех, чьи жирные пальца копаются на обыске в чужих бумагах, в чужих мыслях, в чужой личности. Именно благодаря ему меня никто никогда не разубедит в том, что никто не смеет никому запрещать что-то думать, говорить, писать, читать.

У меня очень избирательная память. Иногда я не могу запомнить текст, сколько ни мучаюсь. А иногда запоминаю сходу. Песни Галича я запоминал со второго прослушивания. И это мне потом очень пригодилось. Я никогда не смогу точно сказать, сколько десятков раз я читал Галича тем, с кем мне приходилось общаться в советских тюрьмах и психушках. И для многих это оказалось таким же открытием, как в свое время для меня. Ну а когда после перестройки я начал работать в школе, поэма "Размышления бегуна на длинные дистанции" стала для меня обязательной программой перед каждым выпуском.

А в те далекие 70-е "старшие" все пытались взывать к моему художественному вкусу: с чем ты носишься? Разве это поэзия? Разве это искусство? Какая-то гадость и чернуха. Это в перестройку они все прозрели. Стали говорить, что не понимали. Не смогли оценить. А тогда называли Галича "хныкающим интеллигентом".

Вот уж это неправда. Нет у Галича никакого хныканья. И когда нам в очередной раз предлагают примириться с поклонниками Сталина, которые так ничего и не поняли, так ничему и не научились, хочется ответить:

Позже друзья, позже
Кончим навек с болью.
Пой же труба, пой же.
Пой и зови к бою.
Медною всей плотью
Пой про мою Потьму.
Пой о моем брате
Там, в ледяной пади.

Да, хриповатый голос Галича - это голос тех, "кого шлепнули влет, кто ушел под лед, кто в дохлую землю вмерз". Голос "данников всех времен Ее Величества Белой Вши" - самого Духа ГУЛАГа. Совсем не только сталинского. Это голос всех жертв насилия и жестокости "во имя высших интересов". Мы их не забудем. И не простим их палачей.


Несанкционированный крест

Vip Илья Мясковский (в блоге Свободное место) 31.10.2017

24675

30 октября в Нижнем Новгороде отмечали День политзаключeнного.

Одиночные пикеты выстроились на главной улице города, Большой Покровской. На плакатах активисты разместили портреты советских диссидентов в паре с современными политзеками: А.Д. Сахаров и Олег Сенцов / Александр Кольченко, Андрей Синявский и Юрий Дмитриев и т.д.

Инициативу Нижегородской Демкоалиции поддержал региональный штаб Алексея Навального - волонтерам есть что сказать на тему политических преследований. Их участие особенно взбесило полицию, которая вручала всевозможные предупреждения, переписывала всех собравшихся и выставляла напоказ БСН.

Это не помешало Станиславу Дмитриевскому, нижегородскому правозащитнику, пройти по Б. Покровской с поклонным крестом, который был затем установлен на бровке Почаинского оврага с табличкой "В память о нижегородцах, расстрелянных чекистами в Почаинском овраге в годы Красного террора". Репрессивная организация, готовящаяся отметить свой столетний юбилей и подарившая стране ныне действующего диктатора, была сознательно отмечена в надписи. Станислав Дмитриевский пропел "Вечную память" всем погибшим в годы советской власти и прикрепил к кресту икону в память российских новомучеников.

Одновременно в овраге работали бульдозеры - его частично засыплют, а по склонам построят автостоянки для возводимых рядом жилых домов. Именно уничтожение оврага побудило активистов напомнить городу о его историческом прошлом.

Полиция не препятствовала несанкционированной молитве, но утащила в автозак активистов, непосредственно вкопавших крест, - Сергея Новикова и Виктора Семеновского. Предъявили им административную статью - "размещение на территориях общего пользования материалов, сырья, продукции (товаров), тары, механизмов, оборудования, конструкций вне специально отведенных для этих целей мест". Ставить кресты и устраивать молебны в России можно только с разрешения начальства!

91408

Час спустя активисты были отпущены из отдела полиции; возможно, их ждет штраф в 2 - 3,5 тысячи рублей. Полиция дожидалась ухода участников акции, чтобы ликвидировать памятный знак. Подобные кресты уже устанавливались дважды - по согласованию с администрацией и епархией, но были уничтожены неизвестными вандалами.

День завершился самодеятельным концертом в кафе в рамках всероссийской акции "Антисталин". Нижегородский Политический красный крест собрал 30 октября относительно приличную сумму в кассу помощи политзаключенным и преследуемым Нижегородской области. Деньги не помешают Илье Романову, отбывающему девятилетний срок в мордовской колонии, или Роману Губайдулину, арестованному после участия в навальновских акциях и обвиняемому помимо "экстремизма" в хранении оружия.


Уберите ваши доказательства

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 13.10.2017

7

Сегодня в суде над Дмитрием Бученковым выступали свидетелями репортеры. Эта история заслуживает подробной фиксации (я делал аудиозапись). Примечательны и перлы обвинителей, и прекрасная работа адвоката Ильи Новикова.

Свидетель Евгений Фельдман - фотокорреспондент, шесть лет в "Новой газете", два года в американском издании Mashable, публикации в The New Yorker, The New York Times, The Washington Post, Time, GQ Russia, Svenska Dagbladet и др., автор двух фотокниг.

Отвечая на вопросы адвоката, рассказывает, что 6 мая 2012 года, работая фотокором "Новой газеты", выполнял редакционное задание - снимал репортаж о шествии и митинге на Болотной. Сделанные там снимки опубликованы в "Новой" и многих других изданиях. Да, он видел на Болотной человека, одетого целиком в черное, в капюшоне, из-под которого были видны зеленый козырек и очень худое лицо. Этот человек попал на несколько его снимков. Евгений снимал профессиональной камерой Canon, имевшей на тот момент максимально возможную по размерам высококачественную матрицу (приводит характеристики), благодаря чему лицо человека в черном можно увеличить и рассмотреть в мельчайших деталях.

Поскольку "человек в черном" предположительно тот самый, за которого обвинение принимает Дмитрия Бученкова, адвокат Новиков ходатайствует перед судом о приобщении этих снимков к делу с целью их дальнейшего изучения.

Гособвинитель Апухтина: А вы в связи с чем фотографировали?
Фельдман: Я же сказал - я был штатным корреспондентом "Новой газеты".
Гособвинитель: Я считаю, что в деле достаточно фотоматериалов и нет необходимости приобщения новых.
Судья Лариса Семенова: Суд отказывает в приобщении фотографий, поскольку для различения фотографий плохого или хорошего качества мы не обладаем специальными познаниями.

91208
Одна из фотографий Е. Фельдмана

Илья Новиков: Суд ссылается на те свойства доказательства, которые не связаны с его допустимостью. Суд предвосхищает ту оценку доказательств, которую надлежит давать только в приговоре, в совещательной комнате, с учетом мнений других специалистов. И отказ от приобщения фотографий на том основании, что неизвестно их качество, является преждевременной оценкой относимости доказательств до того, как суд определился с их допустимостью. (Любое доказательство по закону подлежит проверке прежде всего на допустимость - подлинность, а затем на относимость - имеют ли отношение к делу - и доказательность. - Д.Б.)

Допрос свидетеля продолжается.

Новиков: Чем отличается качество фотоизображения от видео?
Фельдман: Существенно отличается. Любые видеокамеры, включая профессиональные, иначе, чем фотоаппарат, обрабатывают сигнал, поскольку им нужно обрабатывать минимум 30 кадров в секунду, а не 4-5, как фотоаппарат, которым я снимал. Мощность процессора в любой аппаратуре ограничена, то есть он может обработать конечное количество информации в единицу времени. Значит, количество информации в случае фотографии будет больше и качество фотографии будет выше.
Новиков: Ваши снимки можно охарактеризовать как имеющие низкое разрешение?
Фельдман: Нет.
Новиков: Характерны ли для них низкие резкость и контрастность?
Фельдман: Нет.
Новиков: Характерны ли для них размытость контуров отдельных предметов?
Фельдман: Нет.

Новиков: Я повторяю свое ходатайство, прося суд учесть уже исследованное судом заключение экспертизы института криминалистики ФСБ. По словам экспертов, те снимки, на основании которых проводилась портретная экспертиза, отмечены следующими общими недостатками: голова объекта занимает меньше 10 процентов площади кадра; низкое разрешение; наличие растра; низкая контрастность; размытость контуров отдельных предметов.

Как уточнил свидетель, ни одним из этих недостатков его фотографии не обладают, поэтому, не предвосхищая мнение специалистов - они этих снимков еще не видели, поскольку эти снимки не были приобщены к делу, хотя и были известны следствию, что привело к грубейшей его неполноте, - прошу приобщить их к делу с тем, чтобы мы впоследствии смогли их исследовать, продемонстрировать специалистам и при необходимости направить на судебную экспертизу. Очень странно слышать из уст гособвинителя, что в деле достаточно фотоматериалов: их много, но попавшие на экспертизу, безусловно, хуже по качеству, чем те, которые свидетель готов предоставить суду.

Судья: Свидетель, какое у вас образование?
Фельдман: Высшее. Факультет психологии МГУ.
Судья: А специалистом в какой области вы являетесь в связи с фотографией?
Фельдман: Я фотокорреспондент со стажем более 6 лет.
Судья: А какое отношение к этому имеет ваше образование?
Фельдман: Никакого.

Гособвинитель: Считаю, что в деле достаточно фотоматериалов, сделанных лицами, более профессиональными, чем свидетель (полицейскими оперативниками. - Д.Б.). Возражаю против приобщения.
Судья: Отказать в ходатайстве, поскольку суд не видит необходимости в приобщении этих фотоматериалов.

Сразу вспоминается другая стенограмма. 1964 год, суд над Иосифом Бродским.

Судья: Чем вы занимаетесь?
Бродский: Пишу стихи. Перевожу. Я полагаю...
Судья: А вообще какая ваша специальность?
Бродский: Поэт. Поэт-переводчик.
Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?

По такой же схеме и с тем же результатом прошел допрос другого фотокорреспондента "Новой" - Анны Артемьевой. Адвокаты попытались зайти с другой стороны - приобщить официальный ответ редакции "Новой" на адвокатский запрос с приложенными фотографиями. Но судья сочла, что "ответ на запрос никакой доказательной силы не имеет, так как не относится к делу".

С первого суда над болотниками в 2013 году меня поражало, с каким упорством судьи препятствуют рассмотрению в суде фото- и видеоматериалов защиты. Ведь все Болотное дело с самого начала строится на видеоматериалах, следствие передавало в суды тонны видеозаписей, якобы демонстрирующих "преступные действия" демонстрантов. Но защите - нельзя никак.

Поразительно: судья Семенова согласилась приобщить к делу все заключения независимых специалистов, представленные защитой. А ведь они в пух и прах разносят экспертизы следствия, полученные в институте криминалистики ФСБ, как непрофессиональные и даже сделанные с нарушениями закона. Но заключения - слова. На слова можно отвечать другими словами, перевирать их и манипулировать. Но допустить, чтобы в дело попало видео, на котором ясно видно, что Ваня Непомнящих не трогал полицейских, или что Дмитрий Бученков и "Козырек" - совершенно разные люди, без слов видно, невооруженным глазом и со всей очевидностью, - это просто невыносимо для фальсификаторов.

После фотографов выступили двое свидетелей из левых движений, участвовавших в "Марше миллионов". Но таких свидетелей, говоривших, что Дмитрия Бученкова не было на Болотной в колонне анархистов, уже проиходило много. Для них у обвинения есть другой стандартный прием: "сколько людей участвовало в демонстрации?". Отвечают по-разному - от 5 до 50 тысяч. "И вы смогли пересмотреть всех, кто шел на Болотную?". Никакие возражения, что колонна анархистов была небольшой, а Дмитрий никогда бы не пошел отдельно от соратников, что он всегда вел колонну с мегафоном, а 6 мая это были другие люди, - не сработают.

Напоследок судья Семенова отказалась выслушивать на следующем заседании оставшихся свидетелей и специалистов защиты. Она уже требовала от защиты завершить свои доказательства и вот перешла от слов к делу. В ответ на протесты адвокатов, заявивших, что это нарушает право на защиту и равенство сторон (обвинение водило свидетелей пять месяцев), она решительно назначила следующее заседание на 16 октября. Оба адвоката тут же заявили, что у них на этот день уже назначены суды, и попросили выбрать другую дату, но судья слушать этого не захотела.

Беспредел в деле Бученкова достиг высшей точки. Прокурор Апухтина сформулировала это со всей ясностью: "В прениях мы можем ссылаться только на материалы, подтверждающие виновность".


Чужие в суд не ходят

Vip Лев Левинсон (в блоге Свободное место) 09.10.2017

25669

В Думу внесен законопроект "Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты", запрещающий быть представителями в суде гражданам, не имеющим высшего юридического образования. Внесен из самых, по словам авторов, благих побуждений. Только слабо верится в искренность заботы о гражданах, лишенных квалифицированной юридической помощи.

Полный запрет представительства в суде для всех, кроме юристов, уже имеется с 2015 года в Кодексе административного судопроизводства (КАС), регулирующем судопроизводство по делам о так называемых публичных правоотношениях (по КАСу рассматриваются теперь споры между гражданами и государством, обжалуются нормативные акты и пр.). То же предлагается теперь распространить на все гражданские дела и на производства по административным правонарушениям, то есть на ГПК (его оставшуюся после выделения КАС части) и КоАП.

Действительно, Конституция гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Но нигде в ней не говорится об обязанности эту помощь получать. Государство обязано обеспечить право для тех, кто желает им воспользоваться. Если же истец или ответчик в гражданском споре хочет, чтобы его интересы представлял дядя Петя с высшим космическим или физкультурным образованием или вовсе без какого-либо высшего, - это на сегодняшний день свободно решает сам истец или ответчик, и всегда так было с незапамятных советских и досоветских времен. Теперь же этому намерены положить конец.

При этом бесплатных квалифицированных услуг по гражданским делам как не было, так и не будет, законодатель не предусматривает. Пока законопроект не принят, любой прикованный к креслу инвалид вправе иметь представителем в суде родственника, друга. Лишая его такой возможности, государство вообще лишает его доступа к правосудию.

Не лучше и с КоАП. Старушка, например, которую обокрали. Сегодня по делу о мелком хищении (до 1000 рублей) представителем потерпевшей может быть любое лицо. Завтра, если проект поддержат, представителя у старушки не будет вообще.

Такая стерилизация ГПК и КоАП неизменно повлечет "приведение в соответствие" и уголовного процесса. До 2002 года по УПК РСФСР защитником мог быть любой человек по выбору обвиняемого. В действующем УПК удалось сохранить общественного защитника только "наряду с адвокатом", а по делам, рассматриваемым мировыми судьями, - и без адвоката. Если по КоАП смогут выступать только юристы, общественных защитников не будет и по УПК, так как потребность в квалифицированной помощи обвиняемых в преступлениях выше, чем привлеченных за проступки. УПК поправить нынешней Думе - глазом не моргнуть. А следом неизменно возникнет вопрос о праве обвиняемого на отказ от защитника вообще, если обвиняемый не имеет высшего юридического образования. Чтобы защитить его "право на квалифицированную помощь", к нему будет приставлен адвокат по назначению, превращенный в "адвоката по принуждению". Собственно, сейчас так и есть, кроме дел по особо тяжким преступлениям, да и то не по всем.

Суть в том, что более 65 % уголовных дел рассматривается сейчас в особом порядке: обвиняемый признает вину, судебное следствие не проводится, обсуждается только размер наказания, но участие адвоката обязательно. Эта имитация судопроизводства устраивает всех, включая обвиняемого. Прокурору не надо ничего доказывать, суд не забивает себе голову материалами дела, а адвокат "присутствует", как понятой. И тут без разницы, по соглашению или по назначению работает адвокат.

Изгнание из суда не-юристов - одно из последних звеньев в процессе бюрократизации суда. Плохо это не только тем, что прямо бьет по тем, чьим правом на юридическую помощь эти поправки мотивированы. Это удар по правосудию в целом. Суд - это институт гражданского общества, призван быть таковым. С элементами государственности - но гражданский институт. Между тем в России с начала 2000-х идет планомерное сокращение гражданского участия в судопроизводстве, каковое гарантировано статьей 32 Конституции: "граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия". По очень небольшой части уголовных дел действует у нас суд присяжных, буквально по нескольким статьям. И это все. Все прочие уголовные дела рассматриваются судьей единолично. Есть еще право на рассмотрение ряда дел коллегией из трех профессиональных судей (профессиональный судья в кубе). По гражданским же делам - одни профессионалы в гордом одиночестве, совещающиеся сами с собой "на месте", по инерции. А между тем именно гражданский процесс является основным видом судопроизводства, уголовный же - это специальная и исключительная форма суда.

Народных заседателей истребили полностью, под традиционную песенку о "кивалах". Тогда как время "кивал" (но не народных заседателей!), в начале 2000-х уходило в прошлое: был принят хороший закон о народных заседателях, по которому выбирать их должны были путем случайной выборки, как присяжных (а не как в Союзе - ветеранов труда на партсобраниях, таких, которые всю жизнь кивали). Из ГПК и УПК удалили представителей общественности, трудовых коллективов, отказались от поручительства общественной организации как одной из мер пресечения, альтернативных лишению свободы. Суды стали закрытыми. Войти в помещение арбитражного суда в большинстве регионов разрешается только сторонам по делу. Да и в прочие суды часто не пускают, требуют назвать, по какому именно делу человек пришел в суд. Теперь вот добрались до представителей. Скоро без юридического образования в суд и пускать перестанут. А по Конституции ведь разбирательство дел во всех судах открытое.

Внес законопроект депутат Павел Крашенинников с несколькими другими членами возглавляемого им комитета по государственному строительству и законодательству. Депутат Крашенинников - бывший министр юстиции, пришел в Думу в 2000 году как член СПС. Когда же, начиная с четвертой Думы, демократических фракций не стало, он прочно осел в "Единой России". Кстати, и народных заседателей в 2002 году из ГПК выкинул он, уже после того как рабочая группа нового ГПК решила заседателей оставить. Добившись возвращения проекта к процедуре второго чтения, Крашенинников закопал в большую кучу технических поправок маленькую, в одну строчку, поправку - статью такую-то исключить... Никто не возражал, против не голосовал, принимали в спешке, в последний день перед каникулами, никто поправки не сверял, о чем, дескать, эта статья... А в сентябре они проснулись (ведь многие были за сохранение заседателей) - а уже на дворе новый ГПК, без заседателей. Дума голосовала единогласно. Не хотелось бы, чтобы с представительством в суде повторилась та же история.


За разводы без разводок

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 01.10.2017

59

Почти одновременно в мире образовалось два эпицентра нарастающих подземных политических толчков. В очень разных регионах. В очень разных условиях.

Народ Каталонии уже 40 лет пользуется такими благами европейской цивилизации, как верховенство права, гражданские и политические свободы, материальный достаток, социальная защищенность, гуманные законы и гуманные нравы. Европа первой выработала мирные способы разрешения политических, социальных, религиозных и этнических конфликтов, это стало неотъемлемой частью ее естества. Как представляется многим, эти принципы в Европе восторжествовали окончательно и необратимо, острота общественных противоречий кардинально смягчилась, политическое насилие ушло в прошлое. Во всяком случае, массированное вооруженное насилие государства над народом стало невозможно. Как невозможна и ситуация, в которой оказались косовские албанцы под Милошевичем.

Народ (или, как говорят специалисты, группа близкородственных народов) Курдистана об этих благах цивилизации может только мечтать. Хотя нет, не только. Еще он может вести за них отчаянную вооруженную борьбу. Не прекращающуюся не первую сотню лет. Один против четырех крупных государств, между которыми его в свое время поделили великие державы и которые никогда не церемонились с правами человека. В этом регионе никогда не прекращалось массированное политическое насилие, никогда не переставала литься кровь.

Однако у возникновения этих двух новых и столь непохожих очагов политической напряженности есть общая причина: правовая неурегулированность проблемы сепаратизма. Современное международное право содержит два прямо противоречащих друг другу принципа: признание права народов на самоопределение и признание права государств на сохранение своей территориальной целостности. Ответа на вопрос, как должна разруливаться ситуация, когда эти два принципа сталкиваются, имеющиеся международно-правовые акты не дают. Работающих международных механизмов для разруливания таких ситуаций также не существует.

Западная цивилизация на заре своей победной "европейской модернизации" провозгласила принцип: не народы для государей, а государи для народов. Если государь нарушает права граждан, они имеют право от него отказаться. Из этого принципа выросла вся западная политическая система, в которой государство - не некая сакральная субстанция, спущенная обществу сверху, а производная от общества, результат "общественного договора". Наемный менеджер у общества.

Из этого же принципа, если проводить его последовательно, логически вытекает и право народов на сецессию. Право на отделение от государства, которое перестало быть для них своим. Или никогда не было для них своим. Если верен принцип "не народы для государей, а государи для народов", столь же верен и принцип "не народы для территорий, а территории для народов". Если государство есть продукт "общественного договора", то договор можно и расторгнуть. Люди должны иметь право на развод. Да, семейный развод - это всегда болезненно, это всегда по живому, это всегда масса издержек. Но попробуйте сегодня запретить развод! Кто может об этом мечтать, кроме кучки религиозных изуверов-фундаменталистов?

А ведь именно с права на сецессию все и начиналось. Первая успешная буржуазная революция, с которой и пошла "европейская модернизация", была в первую очередь сепаратистским движением. Государство, впоследствии ставшее лидером свободного мира, также родилось из сепаратистского движения. Между тем именно проблема сепаратизма остается "дырой" в международно-правовой системе. И эту "дыру" не хотят заделывать сознательно. Она позволяет решать каждый конкретный сепаратистский конфликт не по справедливости, а "по интересам" ведущих международных игроков.

В результате разводы народов редко проходят "бархатно", как в Чехословакии. Гораздо чаще - через войны и кровь, как в Югославии. Перспектива нового всплеска кровопролития вокруг Курдистана, кажется, вообще никого особенно не волнует. На Ближнем Востоке это дело привычное и воспринимается чуть ли ни как нечто естественное. В Каталонии настоящая война вряд ли возможна, но кто поручится, что регион не будет охвачен кампанией массового гражданского неповиновения, которую правительство постфранкистской партии будет подавлять по-венесуэльски, как Мадуро?

Когда-нибудь мир придет к отмиранию национальных государств. Их "суверенитет" будет последовательно ограничиваться снизу и сверху. Снизу будут расширяться права граждан и их сообществ, а международные институты будут сверху обеспечивать гарантии этих прав. Политические режимы, бросающие людей в тюрьмы за составление правозащитных воззваний, отправятся в мусорную корзину истории. Режим, сажавший за составление "Хартии-77", туда уже благополучно отправился. Рано или поздно ему последует и режим, сажавший за составление "Хартии-08". Сепаратизм будет легализован как любая политическая оппозиция, но формальная принадлежность к тому или иному государству просто перестанет что-либо значить.

До такого мира еще очень далеко. Наш мир еще очень несовершенен. Но сегодня западная цивилизация проходит очень важный тест на приверженность своим базовым принципам. Сможет ли она удержать сепаратистский конфликт в Каталонии в рамках ненасильственного политического процесса? Сможет ли она "переварить" саму возможность сецессии в Европе, вопреки опасениям "дать слабину" перед экзистенциальным врагом на востоке? Сможет ли она вступиться за народ курдов, вопреки феодальным интересам некоторых своих союзников и попутчиков на Ближнем Востоке?

И, разумеется, проблема здесь не только в отсутствии международно-правового акта с четко прописанной процедурой сецессии и ее условиями. Не будем преувеличивать роль правовых формальностей. В конце концов, они лишь производны от чего-то более глубокого. Сегодня западная цивилизация проходит тест на преодоление привычки одних людей считать других людей своей собственностью.


Защиту не услышит никто

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 22.09.2017

7

90932

90931

При таком количестве зрителей проходит суд над Дмитрием Бученковым. Иногда приходит только жена. Даже глубокоуважаемая "Медиазона" давно перестала освещать самый скандальный процесс "Болотного дела". А ведь там сейчас самое интересное - свои доказательства начала представлять защита.


Впрочем, я понимаю тех, кто махнул на процесс рукой. В какой-то момент, еще до начала суда, когда у защиты появилась очередная порция фотографий, доказывающих, что "человек в черном" с Болотной и Бученков - разные люди, показалось, что следствие дрогнуло и задумалось, что делать. Но на поступившем в суд обвинительном заключении это никак не сказалось, и все покатилось привычно - в обвинительном русле. Будто этих кадров и не существует вовсе. Мне все же интересно, каким образом суд станет эти доказательства уничтожать?


Судья


Уже сейчас я понимаю, зачем судья Лариса Семенова задает свидетелям каждый вопрос и как это отразится в приговоре. Вот она настойчиво переспрашивает "потерпевших" полицейских: "Но боль-то вы почувствовали?" Они стесняются всех этих придуманных ушибов и незафиксированных царапин, но под ее нажимом отвечают: "Ну да..."

Вот она спрашивает выступающего свидетелем отца Дмитрия Бученкова: "Из того, что вы узнали об избиении сына (на Дмитрия однажды напали неизвестные) только после события, можно ли сделать вывод, что вы с ним не были особо близки?"

Вот она с места в карьер "наезжает" на пришедшего вчера первого эксперта со стороны защиты. Он говорит, что регулярно работает по договорам со многими экспертными бюро, но судья нажимает: "А вы вообще-то работаете? Не надо перечислять, назовите организацию, где вы работаете! По договорам? Ну так и скажите - не работаю!"

И потом: "Только институтский диплом эксперта-криминалиста?! И больше никаких подтверждающих ваше право заниматься этим документов?!" Это привычно. Потом будет сказано, что государственный эксперт повышал квалификацию, а независимый - нет. Хотя предписывающий регулярно проходить курсы и переаттестацию закон распространяется только на госслужащих.

Наконец, судья просто искажает закон. Беря со специалиста традиционную подписку об ознакомлении его с законами, она ложно трактует статью 310 УК: вместо запрета разглашать материалы предварительного следствия Семенова произносит: "Вам запрещено разглашать материалы следствия и СУДА". Хотя о суде в законе ничего нет. Суд-то открытый. В результате эксперт после заседания опасается отвечать на вопросы журналиста - мало ли чего!

В конце заседания судья снова угрожает нарушением закона, требуя от защиты закончить свои выступления в течение двух следующих заседаний. "Но у нас 40 человек свидетелей!" - изумленно возражает адвокат Светлана Сидоркина. "Вот и приводите всех 25-го и 28-го", - невозмутимо отвечает судья, удаляясь.


Специалист Владимир Иванов


Имеет экспертный стаж боле 20 лет, работал в МВД, потом уволился "на вольные хлеба". Он критикует портретные экспертизы, сделанные институтом криминалистики ФСБ. По его словам, госэксперты анализируют овал лица, а необходимая для этого лобная доля на всех кадрах закрыта капюшоном и козырьком. Они сравнивают брови, которые вообще не видны ни на одном кадре. Как можно устанавливать сходство спинки носа, если единственная фотография Бученкова, которая ими использовалась для сравнения, - анфас? Форма подбородка также сравнивается только в профиль. В одной из двух экспертиз сказано, что использовался программный комплекс Дина-2, но при работе с этой программой делается разметка лица, а в экспертизе вообще нет никаких маркировок. Наконец, сравнивать можно только изображения лиц в одинаковых ракурсах. А в экспертизе множество мутных видеокадров "черного человека" и только одна паспортная фотография Бученкова. То есть методики, на которые ссылаются специалисты ФСБ, вообще не соблюдались! После суда эксперт говорит, что для него было потрясением увидеть эти экспертизы: он всегда считал экспертов ФСБ специалистами высшей категории, а тут такая чушь.

Иванов не только оценил экспертизы ФСБ, но провел собственную. Для этого он использовал массу фотографий Бученкова в разных ракурсах. Их, кстати, не раз предлагали следствию адвокаты, но следователь Добарин отказался их приобщать, заявив, что защита пытается затянуть дело. Эти снимки не только из семейного архива, но и из публикаций в соцсетях. Это доказывает, что они сделаны в том же 2012 году и раньше. Это важно, чтобы убедиться, что внешность Дмитрия с тех пор не изменилась. А именно на это намекали прокуроры, спрашивая отца Дмитрия об операции на носовой перегородке, сделанной Дмитрием уже после событий на Болотной. Видимо, считается, что он намеренно менял внешность.


Изменилась ли внешность?


Я нашел Дмитрия на своих съемках с одного из митингов 2009 года. На этих кадрах у него такой же кривой нос, как и сегодня (у человека с Болотной нос прямой). А очертания лица практически не изменились с тех пор. Но все эти наши изыскания вряд ли будут иметь значение. Дмитрия Бученкова твердо вознамерились сажать. А в зале суда - два-три человека, и пресса давно о нем забыла. Но пока еще есть шанс. Нам, по крайней мере, обещаны еще два заседания.

Дмитрий Бученков в 2009 и сегодня
90933

90934



Битва с мертвецами

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 14.09.2017

59

Люди, склонные к конспирологии (а таковых у нас три четверти - страна с тяжелым лагерным прошлым массово больна "лагерной болезнью", когда "кругом измена катит"), ломают головы: кто и что стоит за дикой, кликушеской кампанией против фильма "Матильда", развернутой значительной частью церковников и околоцерковными мракобесами. Тяжелая историческая наследственность усугубляется тем, что за последние четверть века в нас вдолбили на уровне безусловного рефлекса: на арене политического цирка (как минимум нашего) в принципе не бывает искренних убеждений и собственных принципов. Все там манипуляции и имитации, все притворно и проплачено.

Есть еще одна причина искать в истории с "Матильдой" конспирологический элемент. Рациональное сознание (у тех, кто его сохранил) пытается отторгнуть саму возможность того, что происходящее не является дешевым розыгрышем, кривлянием, клоунадой. Ну ведь не может же это все быть всерьез! Ну не может в начале XXI века в культурной столице России спикер местного "парламента", бывший советский офицер на полном серьезе нести с трибуны бредни в духе монаха Филофея о том, что Россия - миродержавная сила и последняя надежда бога на планете! Ну не может современная молодая женщина с каким ни на есть высшим образованием на полном серьезе считать, что кино про любовный роман наследника престола оскорбляет его память и поэтому должно быть запрещено!

Не можете в это поверить? А в то, что в современном обществе могут быть люди, желающие запретить разводы и ввести уголовную статью за внебрачный секс, вы можете поверить? А они есть. Просто большинство из них считает преждевременным говорить об этом открыто. Но если они окажутся у власти, они именно это и сделают - не сомневайтесь. И они в этом совершенно искренни.

Выползшие из затхлых щелей и чуланов в атмосфере почти всеобщего умильного заигрывания с "православным духовным возрождением", они отогрелись и окрепли. Отвязались с поводков. Так что бросьте все усложнять. Все гораздо проще. Никакая хитрая аппаратная интрига за кампанией против "Матильды" не скрывается. Православные кликуши играют собственную игру.

Когда в стране господствует политическая реакция, со дна поднимается вся возможная человеческая муть. Со дна общества. Со дна души. Дикая животная архаика. И поклонение "чудотворным" косточкам и деревяшкам всегда идет рука об руку с поклонением Государству-Молоху, требующему человеческих жертвоприношений. С поклонением тиранам - убийцам и изуверам. С поклонением тюрьме и казарме. С поклонением сапогу, наступающему на лицо, бьющему под дых. С желанием заставить всех этот сапог целовать и облизывать. Заставить всех ходить строем. Поставить в позу "лицом к стене, руки за голову". Загнать в барак.

Их чувства оскорбляет, когда кто-то не ходит строем. И подобно маньякам, неспособным контролировать свою сексуальность, они готовы набрасываться на людей на улице. Религиозное ханжество идет рука об руку с тоской по разборам "аморалки" на парткомах. С тоской по цензуре реперткомов и худсоветов. С тоской по обязательной государственной идеологией, когда всем через постановления ЦК разъясняли, как надо оценивать те или иные исторические события или художественные произведения. С утробной ненавистью к свободе выбора, к независимости личности, к правам человека. И обязательно - рука об руку с неутолимым желанием бить.

Охотнорядцы и ряженые казаки, "пахнущие водкой с луком пополам" вперемешку с кирзой и портянками, нападающие на оппозиционные пикеты и обливающие оппозиционеров зеленкой с кислотой, - это ровно та же поднятая со дна человеческая муть, что и респектабельные, лощеные депутаты, голосующие за декриминализацию семейного насилия и за разрешение применять силу к заключенным за любое нарушение тюремного распорядка. Они видят те же самые эротические сны со шпицрутенами, нагайками, поркой на конюшне. Они испытывают экстаз при виде того, как трепещет живая плоть под ударами кнута. Они сладострастно ненавидят живую плоть. Потому что сами они не живые. Они - нежить. Нечисть, повылезавшая из склепов. И никакой компромисс с ними невозможен. Либо мы загоним их обратно, либо они нас самих утащат туда.



Реклама



Выбор читателей