О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/Society/Religion/m.186147.html

статья Цензура Христа ради

11.02.2011

Архиерейский собор сформулировал принципы отношения РПЦ к богохульству и клевете по адресу церкви. Сами иерархи считают, что предлагаемые ими меры не выходят за пределы допустимой законом самообороны. Однако многие журналисты и гражданские активисты опасаются возрождения в России православной цензуры.

Кирилл (Гундяев), патриарх Московский и всея Руси
Если мы будем бездействовать, то журналисты самостоятельно, по своему разумению, сформируют для общества образ Церкви. Без нашего участия этот образ может оказаться однобоким, а в худшем случае – уродливым и лживым.
Всеволод Чаплин. Фото с сайта www.lenta.ru
Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества
Если люди будут высказывать свое мнение и протестовать, будут призывать применить закон в отношении людей, которые богохульствуют и клевещут на Церковь, – это хорошо. Активные гражданские действия – это нормальная вещь, и было бы странно, если бы люди молчали, а не высказывали свое мнение. Пикетирование – хорошая форма протеста, и чем чаще верующие люди будут ее применять, тем лучше общество будет понимать абсолютную недопустимость осквернения почитаемых верующими святынь. Осквернение почитаемых верующими предметов, знаков и символов является нарушением законодательства. Поэтому в случае такого осквернения должен применяться закон. Надеюсь, что выступления верующих людей помогут правоохранительным органам чаще обращать внимание на такого рода ситуации.
Павел Адельгейм, священник
Объемный документ, осуждающий клевету, богохульство и очернительство, предназначен не допустить критики архиереев. Документ уделяет всего три строчки "критике негативных явлений в жизни земной Церкви, которые требуют их исправления и преодоления с точки зрения христианского учения". Документ полагает, что критику "необходимо отличать от клеветы", но не указывает отличительных признаков, не называет меры, которые могут быть приняты к изучению справедливой критики и исправлению недостатков. Не сообщает, каким образом эту критику можно довести до сведения церковной власти.
Кирилл Фролов, глава Ассоциации православных экспертов
Богохульство – вещь вполне конкретная и понятная, это ругательство самой нашей веры, хуление Бога, святых и святынь. То, что высшая церковная власть – Архиерейский собор – благословила православных проводить уличные акции против богохульных СМИ, подавать иски за клевету на Церковь, это правильно. На нашей улице должен быть праздник, поэтому улица должна принадлежать нам, православным! С какой стати отдавать улицу под гей-парады, «оранжевые», экстремистские, исламистские, «опричные» и любые другие пикеты? То, кому принадлежит улица, очень важно.
Алексей Симонов. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности
Любое обращение к органам саморегулирования я всячески приветствую. Люди на самом деле неуклюже обращаются со словом, и когда это происходит, РПЦ имеет не меньше прав, чем, допустим, милиция или другая государственная или общественная организация, которая обиделась на то или иное высказывание. Способствовать мирянам побить богохульника в этом документе, по крайней мере публично, не предусмотрено, и это уже хорошо. Но у меня такое ощущение, что все проблемы в стране свелись только к тому, что об этом пишут журналисты. Если бы это было так, мы бы жили замечательно, а живем-то мы плохо. Как это объяснить людям, которые принимают решения, я не знаю. http://www.newizv.ru/news/2011-02-08/140696/
Роман Лункин, директор Института религии и права
Церковь этим документом хочет уберечь себя от критики, выдавая ее за клевету.
Михаил Федотов. Фото с сайта www.newsinfo.ru
Михаил Федотов, глава президентского совета по правам человека
Я не вижу в этом опасности для свободы слова и попытку ввести цензуру. Любая общественная или религиозная организация имеет право сама определять, как ей реагировать на клевету. Этот документ — цивилизованная попытка урегулировать информационные конфликты.
Владимир Вигилянский. Фото с сайта samara.orthodoxy.ru
Владимир Вигилянский, руководитель пресс-службы патриарха Московского и всея Руси
Критика основана на реальных фактах, ее цель — найти истину. Клевета же основана на ложных фактах, она не имеет истины.

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1580884

Происходили несколько судебных процессов, связанных с оскорблением религиозного чувства, и много задавалось вопросов: а что это такое, что это за религиозные чувства, как их можно оскорбить, как можно унизить человеческое достоинство по отношению к его вере, что такое святотатство, почему какие-то святыни или символы так или иначе оскорбляют людей, если о них говорят непочтительно или хулят их, и так далее. Поэтому уже назрело время, когда церковь должна объяснить людям, почему оскорбляются люди. Когда оскорбляют нацию, мы знаем, как ее можно оскорбить и почему люди могут быть возмущены, и наш праведный гнев всегда на стороне тех людей, которых оскорбляют. А что касается религиозного чувства, мы не понимаем, как можно не оскорбить каких-нибудь людей, которые поклоняются языческим богам, или той или иной вере. И Русская православная церковь высказала свое мнение в этой области. По-моему, это нормально.

Михаил Веллер. Фото Граней.Ру
Михаил Веллер, писатель
Что такое «намеренная непочтительность в отношении бога»? Сказать «Я в бога не верю, я считаю, что его нет» - есть ли это непочтительность? И должны ли мы это отрицать? То есть кто-то может повернуться спиной к церкви, а церковь повернется спиной к нему. Ну и что? И что должно из этого следовать?

Священник не безгрешен – это противоречит одному из основных догматов христианской церкви. Что он, безгрешен, что ли? Безгрешен только папа римский. За грехи он может быть критикуем. Критика не должна быть какой-то грязной, матерной. Но на самом деле это обычная пря. Как только имеется какой-то институт, какая-то система, она по своим объективным законам норовит расширяться, увеличивать круг своих полномочий, увеличивать свои штаты, захватывать все новые куски. Вот это сейчас происходит и с, можно сказать, восстановленной официально православной церковью. Это естественная борьба за расширение, за экспансию разных институтов – на это можно, я считаю, не обращать внимания.

Совет атеистов Рунета
На прошедшем в начале февраля 2011 года Архиерейском соборе Русской православной церкви был принят документ под названием "Отношение РПЦ к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес Церкви".

Этот документ мы не можем рассматривать иначе как декларацию о намерениях свести на нет общественную критику в адрес РПЦ-МП путем приравнивания такой критики к "богохульству", а затем провозглашения "богохульства" клеветой и оскорблением религиозных чувств верующих.

Совет атеистов Рунета заявляет, что в рамках существующих прав и свобод граждане России имеют право на "богохульство" в связи с тем, что субъект такого оскорбления не существует, и, следовательно, самого события такого оскорбления не может быть.

Совет атеистов Рунета настаивает на своем праве, равно как и праве общественных и политических организаций, средств массовой информации и граждан, критиковать любые религиозные организации, в том числе и РПЦ МП, поскольку такая критика является нормальным элементом любого здорового общества.

Антон Носик, интернет-деятель
Если оценивать поведение отдельно взятого человека, то богохульство выглядит очень глупо и нелепо — причем совершенно независимо от того, верит этот человек в существование Бога или нет. Примерно так же глупо и нелепо, как переругиваться с диктором, сидя у экрана телевизора. Потому что если ты не веришь, что Бог есть, значит, твоя брань у Него на вороту никак не повиснет. А если ты все-таки веришь, что Он есть, что Он сотворил и тебя, и весь мир вокруг, то логично предположить, что и все твои претензии к этому миру и его Создателю сотворил Он же. Вслух высказывая эти претензии, странно ожидать, что окружающие тебя слушатели возмутятся и примут меры. А если на это рассчитывать не приходится — то зачем зря воздух сотрясать?

Если оценивать то же самое богохульство с точки зрения Бога, сотворившего небо и землю, то Ему вся эта bad publicity, которую вы пытаетесь создать, совершенно по барабану. Что вы о Нем думаете — Он и так знает. А переживать по поводу ущерба своему публичному имиджу — занятие, более свойственное для какого-нибудь Турчака, чем для Господа Бога, всемогущего и всеведущего.

Впрочем, возможна и третья точка зрения на эту проблему. Точка зрения людей, которые могут верить или не верить в Бога, но используют Его Имя для приобретения движимого и недвижимого имущества, торговли водкой и сигаретами, хождения во власть и для любых иных корыстных целей. Этим людям чужое богохульство действительно может представляться серьезной угрозой, от которой им сам Бог велел как-то защититься. Например, путем подачи в суд в рамках гражданского судопроизводства иска о защите деловой репутации. В точности это им Архиерейский собор и рекомендует делать.

Только важно при этом понимать, что речь тут идет о деловой репутации не Господа Бога, а тех бизнесменов, которые торгуют водкой, сигаретами, парковочными местами и отпущением грехов от Его Имени.

На мой взгляд, их деловая репутация и есть крайняя форма богохульства, возможная в современной России.

Павел Мукасев, прихожанин храма св. Кирилла и Мефодия в г. Уфе
Есть кстати церковные каноны прямо запрещающие священникам обращаться в органы власти. Теперь же получается если священник подвергается клевете, то он может судиться в органах власти. Примером этого уже много - например о. Павел Адельгейм обращался с жалобой в органы власти, о. Михаил Махов тоже судится в органах власти с Епархией. Давайте узаконим эту практику?
Святослав Шевченко, диакон
Церковь отделена от государства. Да, кто бы спорил. А теперь возьмем откроем мой паспорт. Что там написано? Что я являюсь гражданином РФ. Получается, что я лично не отделен от государства, а являюсь его частью. Кроме этого, я являюсь частью Русской православной церкви. Ведь Церковь - это не пустая оболочка... она состоит из нас - православных верующих. И если оскорбляют Церковь, то оскорбляют и всех нас. Тут уже заповедь "подставь другую щеку" не действует, поскольку речь идет о нанесении обиды не лично мне, а тому, что для меня свято, что является основой моей жизни. Поэтому я как гражданин РФ могу защищать свои святыни в рамках законодательства РФ. Где ж тут нарушение Конституции, о котором много кричат?
Михаил Махов, запрещенный протоиерей Иваново-Вознесенской епархии
Абсолютно правильное желание защитить от богохульства и оскорблений все то, что мы любим, высказал Архиерейский собор. Я сам с возмущением не раз говорил, что в Интернете есть совершенно неприемлемые выпады, и оскорбления, которые не только совершаются самими авторами постов и сайтов, но и присовокупляющимися к ним комментариями.

А теперь, не падайте со стула, оно (мое стихотворение. – Ред) вместе еще с несколькими моими стихами было вынесено на епархиальный суд в качестве свидетельства обвинения меня в богохульстве, дошло до общецерковного суда, и так никто не сделал замечания и утвердил материалы, состряпанные епархиальным судом. Так и останется в истории церкви, что протоиерей Михаил Махов, публиковал в Интернете богохульственные стихи. И что, с этим стоит согласиться? Думаю, что стоит задуматься. И воскликнуть классическое: "А судьи кто?" Кто будет определять, совершилось богохульство или нет? Кто вообще будет определять сам это автор сделал или хакеры с троллями в его сайте "нагрешили". Но ясно одно: что получена еще одна дубина, которой те кто сверху, могут огреть тех, кто снизу. А если присовокупить то, как применяются каноны и правила церкви в предъявлении тебе обвинений, так при желании богохульником и нарушителем, можно сделать любого, кто хоть что-то написал про веру и Бога в Интернете. Все зависит от того, кто хочет обвинить.

Поэтому, как ни покажется вам странным, предполагаю, что такие намерения навредят самой же церкви, так как тем, кто в ее состав не входит, никакие прещения не страшны и они как хаяли, так и будут хаять все христианское, а вот кто боится прещений, тот будет о вере и церкви говорить еще меньше или по крайней мере еще настороженней и опасливей, не вступая ни в полемику, ни в рассуждения. А это значит, что блогосфера православия превратится в молочную реку с кисельными берегами - слащавую и "светлую" - только кто это читать будет?

Владимир Голышев
Владимир Голышев, публицист
Среди мер, которые церковные иерархи планируют применять к обидчику, «призыв к покаянию», «отлучение от церковного общения», «выяснение позиций», «требование опровержения», «требование о возбуждении уголовного дела» и «поддержка православных пикетов». В этой связи хотелось бы обратиться к редакции СМИ, которое решилось опубликовать этот текст. Когда у ваших дверей выстроится шеренга православных пикетчиков, а перед главным редактором станет крутить растопыренными пальцами «крестный отец», попросите их растолковать: где именно в моих словах содержится богохульство или клевета.
11.02.2011


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей