О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/Society/Law/m.199015.html

статья Клевета и клевреты

13.07.2012

Статью "клевета", которую полгода назад убрали из Уголовного кодекса по инициативе Дмитрия Медведева, теперь спешно в него вернули. Заключительный аккорд думской сессии дал повод для самых мрачных прогнозов. Введение многомиллионных штрафов за клевету ужаснуло даже больше, чем законы об "иностранных агентах" и об интернет-цензуре.

Павел Крашенинников, глава думского комитета по законодательству
Декриминализация статьи "клевета", проведенная в рамках либерализации уголовной политики, и назначение за различные клеветнические измышления, а иначе говоря, распространение ложных сведений о человеке, административных штрафов до трех тысяч рублей привели к тому, что некоторые граждане практически безнаказанно обвиняют людей в самых страшных грехах, называя их бандитами, террористами, коррупционерами.

Клевета - это определенный вид психологического насилия, который зачастую воспринимается людьми гораздо хуже, чем физическое насилие.

Павел Чиков, председатель правозащитной группы "Агора"
Хочется напомнить Крашенинникову, что ни к чему хорошему не привела и декриминализация статьи об антисоветской агитации и пропаганде. Долой клевету, даешь 58-ю статью!
Александр Подрабинек, журналист, правозащитник, бывший политзаключенный
Удивительный человек Павел Владимирович (Крашенинников. - Ред.). Это ведь он, будучи депутатом Госдумы, ухитрился состоять одновременно и в СПС, и в думской фракции «Единой России». А теперь, будучи доктором юридических наук, утверждает, что клевета – это такая форма насилия. Завтра он, наверное, скажет, что фраза «черт возьми!» - это разжигание межрелигиозной розни, а переход улицы в неположенном месте – массовые уличные беспорядки. И все туда, в Уголовный кодекс! И главное срока, срока побольше! Странное время. Чудесная страна. Удивительные люди.
Юрий Сапрыкин, журналист
Это попытка криминализовать журналистский труд, который всегда сопряжен с раскрытием неприятных и не всегда стопроцентно наказуемых сведений. Полгода назад нынешний премьер-министр Дмитрий Медведев и примерно тот же состав Госдумы во главе с Павлом Крашенинниковым доказывали, что нужно вывести из Уголовного кодекса статью о клевете и что всем от этого станет только лучше. Сейчас те же самые люди рассказывают прямо обратное.
Алексей Навальный, лидер Партии прогресса
Сами думские единоросы уже давно не чувствуют ни стыда, ни неловкости, но главным жалким ничтожеством в этой ситуации выглядит, конечно, премьер Медведев. Ведь этот мощнейший самостоятельный политик возглавляет партию, которая отменяет его принципиальные поправки в УК, принятые 6 месяцев назад.
Интересно, они ему подзатыльники на съезде отвешивают?
Борис Немцов, сопредседатель РПР-ПАРНАС
Это означает, что г-н Медведев, видимо, абсолютный ноль. Потому что инициатива изъять эту статью из Уголовного кодекса была его. Думаю, сейчас эта инициатива Путина. Он теряет популярность и понимает, что критика будет нарастать. Они решили таким образом себя защитить. Еще они гоняются за оппозиционерами и решили создать себе еще одну возможность посадки. Следующий их шаг будет – отдельная статья об оскорблении президента, если они идут по пути Лукашенко.
Лев Пономарев. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Лев Пономарев, правозащитник
Депутаты радикализируют ситуацию в стране, сами выталкивают людей на улицу и уменьшают вероятность диалога между властью и оппозицией. Это вызов Дмитрию Медведеву, потому что партия, которой он руководит, выдвигает поправки, ликвидирующие его инициативу. Очень хотелось бы услышать его мнение по этому поводу. Неужели лидер партии «Единая Россия» отказывается от своей идеи гуманизации УК? В прошлом году было заведено довольно много дел по клевете, и все они были направлены против журналистов, гражданских активистов, правозащитников. Там были разного рода наказания, а сейчас штрафы будут вообще чудовищными.
Михаил Федотов. Фото с сайта www.newsinfo.ru
Михаил Федотов, председатель Совета по правам человека при президенте
Во всем мире эта статья исключается, а у нас только исключили, а теперь снова хотят вернуть... Если исключить из этой статьи наказание в виде лишения свободы, то ее вполне можно сохранить в Кодексе об административных правонарушениях.
Генри Резник, глава Адвокатской палаты Москвы
Это неадекватность единоросов, которые, видимо, сплошь долларовые миллионеры и утеряли чувство реальности, они вообще не представляют, что такое сумма в 5 миллионов! Единоросы себя видят объектами клеветы, и приемлемая сумма для них начинается с нескольких миллионов.

http://www.kommersant.ru/doc/1979442

Это абсолютная дискредитация парламента и плевок в сторону Медведева, поскольку декриминализация клеветы, которая состоялась буквально недавно, была президентским проектом. Нет абсолютно никаких оснований для того, чтобы возвращать клевету в уголовное законодательство. Клевета в большинстве стран уже декриминализирована, а там, где данная статья формально сохраняется в Уголовном кодексе, она совершенно мертвая. Достаточно гражданско-правовой ответственности за распространение сведений, порочащих честь и достоинство и не соответствующих действительности. Потерпевший получает сатисфакцию, потому что восстанавливается его доброе имя, для этого есть обязанность публиковать опровержение. К тому же есть компенсация морального вреда самому потерпевшему.

Владимир Рыжков. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Владимир Рыжков, политик
Масштаб применения уголовной статьи по клевете – я посмотрел – за два года: 2009-11 годы – 800 человек были приговорены по старой статье по клевете. Из них львиная часть – более 90 процентов - это журналисты и блогеры в интернете. То есть фактически та целевая аудитория, для которой работает этот закон, – это журналисты и блогеры. Именно по ним уже с осени начнут возбуждать дела по клевете и начнут выносить приговоры. Что такое 5 миллионов для журналиста? Это не только фактически запрет на профессию – это непонятно, как вообще он будет жить дальше после этого. А если будет платить редакция, то это будет удар по СМИ.
Александр Хинштейн. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Александр Хинштейн, единорос, автор законопроекта о клевете
Cлово ранит сильнее, чем дело, нельзя про каждого говорить, что он вор и жулик. Мы действуем праведно, никогда этот закон не послужит удушению свободы слова.
Владимир Путин. Фото пресс-службы правительства
Владимир Путин, президент
Это (наказание за клевету. - Ред.) касается не только и далеко не в первую очередь защиты интересов тех людей, которые занимаются политической деятельностью, хотя и их тоже, но это касается и делового сообщества, представителей бизнеса. Это касается представителей средств массовой информации. Это касается деятелей культуры в широком смысле этого слова, а не только представителей так называемого шоу-бизнеса. Это касается и российских ученых. Люди из всех этих сред так или иначе, в той или иной сфере сталкиваются с этой проблемой. Мне грустно об этом говорить, но если у нас не хватает каких-то морально-нравственных ограничителей, то должны быть законодательные, а может быть, и морально-нравственные возникнут на базе законодательных правил. Что мы видим? Я попросил специалистов в области сравнительного правоведения представить справку по этому вопросу. В законодательстве ФРГ с разных сторон рассмотрена эта проблема, но самые жесткие санкции - от трех месяцев до пяти лет лишения свободы. За нанесение ущерба символам государства – лишение свободы. Есть и другие достаточно жесткие санкции. В Великобритании предусмотрено лишение свободы, в Соединенных Штатах то же самое, в Канаде все очень подробно регламентировано. То есть в развитых системах права эти нормы не только есть, они являются работающими. Мы, конечно, должны исходить из реалий нашей жизни, из того, как это рассматривалось в нашем законодательстве и в прежние годы, и сейчас. И мы, безусловно, должны исключить всякое двойное толкование и возможности какого бы то ни было манипулирования этими нормами права.
Михаил Фишман. Фото радио "Маяк"
Михаил Фишман, политический обозреватель
Путинский политический пакет невежествен и неряшлив - и юридически, и грамматически. В нем второсортная публицистика принимает вид правовой нормы. Его предложения противоречат букве и духу Конституции, здравому смыслу, другим законам, а то и друг другу. Не успев утвердить огромные административные штрафы за уличные митинги, депутаты возвращают клевету в УК под тем предлогом, что КоАП не дает штрафовать по-крупному. Они мнут и перекручивают ткань легального поля, будто это пластилиновая игрушка.

На каком основании депутаты возвращают в УК клевету - через полгода после того, как сами ее оттуда изъяли? Чем это можно объяснить, кроме как потерей короткой памяти? Все принимаемые законы обосновываются не заботой о благе общества, а иностранным опытом, перевираемым в каждом случае, но так, чтобы читалась главная мысль: те, кто пишет законы там, тоже пишут их под себя, а не для людей. Нам дают понять: везде торжествуют шкурные интересы. Но есть ли в мире хоть один пример редекриминализации клеветы или это чисто российское ноу-хау?

Олег Басилашвили. Фото с сайта www.izvestia.ru
Олег Басилашвили, актер
Сейчас все делается для того, чтобы лишить оппозицию возможности высказываться, чтобы напугать всех тех, кто с чем-то не согласен, у кого свое понимание дальнейшего развития России. Любое высказывание можно квалифицировать как клевету, хотя это не есть клевета. Закон об агентах иностранного влияния и этот закон нужны для того, чтобы заткнуть рот оппозиции и жить спокойно, не обращая внимания на критику. На мой взгляд, такое состояние страны ведет к ее краху. Можно вспомнить историю Советского Союза и результат подобных мероприятий.
Игорь Бунин
Игорь Бунин, политолог
Главный принцип - это правоприменительная практика, а она в пользу того, у кого власть. Простой принцип: своим - полную безопасность, а остальным - закон... Это еще одна возможность использовать любое заявление, чтобы посадить человека на пару лет.
Ирек Муртазин. Фото Tatcenter.Ru
Ирек Муртазин, журналист, бывший политзаключенный
Путинская «припарка» в виде предложения не предусматривать за клевету санкции в виде лишения свободы, а ограничиться многотысячным штрафом не делает реинкарнированную статью УК более цивилизованной и гуманной. Потому что правосудие у нас давно «басманное», а право - толковательное. По себе знаю.

26 ноября 2009 года меня осудили к 1 году 9 месяцам лишения свободы. К реальному сроку меня приговорили не по 129-й клеветнической статье, а по 282-й - за разжигание социальной розни по отношению к социальной группе «представители власти». Но клевета оказалась серьезным довеском к разжиганию розни.

...На проекте Алексея Навального «РосПил» можно будет ставить крест. Потому что не сомневаюсь, что клеветническими суды начнут признавать даже обращения в правоохранительные органы... Вал приговоров за клевету обеспечен и в отношении тех, кто усомнится в честности избиркомов и достоверности итоговых протоколов голосований.

...Убежден, что «клевету» возвращают в УК с очень серьезными намерениями, прежде всего - к осеннему социальному обострению.

Владимир Варфоломеев. Фото с сайта "Эха Москвы"
Владимир Варфоломеев, заместитель главного редактора "Эха Москвы"
Закон о возвращении клеветы в разряд уголовно наказуемых деяний, да еще с расширением оснований для использования этой репрессивной меры - самый опасный, на мой взгляд, из всей четверки принятых после инаугурации законов Путина-ЕР.

Думу вчера пикетировали протестующие журналисты, однако закон, уверен, направлен вовсе не против медиа, поскольку способов придушить СМИ и без того за последнее десятилетие придумано немало, да и самих СМИ, на которые еще не накинут намордник, осталось не так уж много. Закон адресован обычным гражданам, далеким от политической борьбы, и цель его - предостеречь их от любых, даже самых безобидных, попыток защищать собственные права, т.е. оспаривать «священное» право государства и уполномоченных им лиц на беспредел.

Сергей Железняк, вице-спикер Госдумы (ЕР)
Власть, конечно же, допускает много ошибок и является объектом критики, но критики обоснованной. А когда они пытаются с помощью клеветы доказать преступления власти, обвиняют целые большие группы людей, что они преступники, - это недопустимо!
Андрей Мальгин
Андрей Мальгин, журналист, писатель
Знаем, знаем, о чьих "чести и достоинстве" они беспокоятся.

А введение реальных сроков за "клевету" - это пострашнее закона об НКО будет, поскольку касается не каких-то там организаций, а каждого гражданина, который смеет выступить на митинге или даже просто написать пару строчек в интернете.

Дмитрий Орешкин, политолог. Фото с сайта www.echo.msk.ru/guests/6603/
Дмитрий Орешкин, политолог
Путин быстро и последовательно убирает слабину, которую дал Медведев. Это происходит потому, что позитивных стимулов для разговоров с обществом становится все меньше - уже трудно говорить, что у нас живется лучше, богаче, увереннее, свободнее, чем в Европе. Это значит, что к власти будут претензии. Поскольку приоритет власти - контроль, значит, претензии нужно заранее нейтрализовать. Возвращается весь советский понятийный набор... Путин пытается восстановить эту систему, не имея железного занавеса и тотального контроля над СМИ. Власти хотят восстановить советскую модель - ограничить возможность говорить правду - это будет называться клеветой, ограничить свободу интернета под шум разговоров о защите от педофилии и наркомании.
Юрий Синельщиков, депутат Госдумы (КПРФ)
При подготовке этого закона были нарушены все регламенты! Депутаты не могли ознакомиться с поправками, накануне заседания их еще не было в интернете, а включение этой статьи в Уголовный кодекс опасно. Нередко люди, выступая в суде, говорят о предвзятости судей, о том, что у них силой пытаются выбить показания. Эти люди уже недовольны властью, не надо усугублять!
12. Станислав Белковский. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Станислав Белковский, политолог, публицист
Я очень могу понять эмоции президента Путина. Тебя обвиняют в причастности к убийствам. К убийствам людей. А ты этих убийств не совершал. Ты, наоборот, их спасал. И Анатолия Собчака, и Бориса Ельцина, и приснопамятную его семью, и еще целую кучу своих друзей, реальных и виртуальных.

Вот как такое можно вынести? Конечно, приходится возвращать уголовную ответственность за клевету.

Понятно, что у Дмитрия Медведева, который декриминализировал (простите мне злоупотребление этим не вполне понятным термином) клевету, такой проблемы не было. Его - хотя он всю жизнь был важным звеном путинского аппарата власти - никто никогда ни в чем страшном/кровавом не обвинял и даже не подозревал. И понятно почему. Ну как можно личность такого масштаба, уровня и калибра (надеюсь, это не клевета, даже согласно новой редакции федерального законодательства) в чем-то обвинять? Смешно.

А у Путина - проблема есть.

Григорий Туманов, журналист ИД "Коммерсант"
Все-таки вывозы в лес, удары арматурой по голове – ну правда, с таким сталкивается очень небольшая прослойка коллег, а иски за какую-нибудь вызвавшую негодование у ведомства N заметку получали почти все. Вон сколько все судились с тем же Лужковым. А в регионах и того веселее: пока была 129-я статья, чиновники радостно комбинировали ее с гражданскими исками. А сейчас они будут делать это с удвоенной силой...

Профсоюза у нас нет, СЖР нас не представляет, так давайте создавать что-то свое на случай, если какой-то депутат вдруг захочет опробовать свежепринятый закон. И тут совершенно нет политики. Это не выступление либеральных журналистов, так как либеральных журналистов не бывает и быть не должно, как и прокремлевских, - бывают просто журналисты.

Александр Хинштейн. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Александр Хинштейн, единорос, автор законопроекта о клевете
Любой профессиональный журналист знает, как сказать что думаешь, но при этом избежать ответственности. Учитесь жить по закону.
Михаил Леонтьев. Фото с сайта www.peoples.ru
Михаил Леонтьев, телеведущий
Любой грамотный журналист умеет так сформулировать субъективное высказывание, чтобы оно не было указанием на факт, а было указанием на мнение. И, собственно, это правильно. Если человек неграмотный, то пусть отвечает. Вы можете сказать ровно то же самое, вы можете обвинить человека в убийстве, в мошенничестве, в скотоложестве, в измене Родине – в чем угодно, но сделать это в такой форме, которая с юридической точки зрения абсолютно неподсудна.

Что касается эмоциональных высказываний политиков, то это все-таки не предмет уголовной ответственности. Но есть вещи, за которые я бы вводил уголовную ответственность: это системные кампании по дискредитации. Их очень трудно отследить, но технически это можно сделать. Выводить их из области уголовной ответственности я бы ни в коем случае не стал.
...Например, все, что было сказано по отношению к Чурову, вполне подлежало бы в рамках действительно грамотно составленного закона уголовной квалификации. Потому что доказательств его участия в каких-либо фальсификациях («волшебник Чуров»), в чем его обвиняли, не существует, и изыскать их невозможно.

Борис Якеменко, член Общественной палаты, руководитель православного корпуса движения "Наши"
Для оппозиционной обслуги из либеральных СМИ наступают тяжелые времена. Просто ужасные времена.

...Закон о строгой ответственности за клевету – нормальное явление в нормальном, стремящемся к порядку обществе. Его могло бы и не быть, если бы либеральные СМИ в свое время сами позаботились о чистоте своих рядов, о поднятии планки профессионализма, об уровне редакционной политики.

Максим Шевченко. Фото с сайта http://top.oprf.ru/
Максим Шевченко, публицист
Новый закон о клевете, возможно, сделает жизнь журналистов проще, потому что для меня, например, первый и главный источник клеветы – это мои либеральные оппоненты... Так как я человек политически активный, я нахожусь в состоянии перманентной войны по разным темам: израильско-палестинский конфликт, Кавказ. Я постоянно сталкиваюсь с тем, что в интересах какой-то сиюминутной войны идет оклеветывание меня... И, как правило, этим грешат те, кто имеет максимальное присутствие в интернет-пространстве. А это, поверьте, не сторонники «Единой России», хотя, наверное, у них тоже можно найти немало таких примеров, таких высказываний и таких выступлений.

Но на данный момент я могу сказать четко, что вот эта вот либеральная публика, связанная с Интернетом, чувствующая там себя вольготно, пишет, лжет, клевещет просто сплошь и рядом, для них это просто общее место.

Глеб Павловский. Фото Дмитрия Борко/Грани.Ру
Глеб Павловский, политтехнолог
Это дубинка, которой помахивают перед носом общества люди, которые уже потеряли или скоро потеряют авторитет. Это безнадежная реакция. Она будет короткой и разрушительной. Эта система пожирает саму себя. Когда ты теряешь авторитет, ты должен больше улыбаться и хотя бы изображать любовь к населению. А тут вместо улыбки - оскал. Оскал власти - это худший пиар, который могут предложить Владимиру Путину, а он, очевидно, его принимает. Никакой Навальный со своей "агитмашиной добра" не сделает столько, сколько сейчас делает власть через центральные телеканалы, ежедневно демонстрируя такой оскал.
Игорь Юргенс. Фото ''Российской газеты''
Игорь Юргенс, глава ИНСОРа
Эта норма контрпродуктивна и для Путина, и для центральной власти, так как отдаляет от них творческих, активных людей. Все это похоже на архаизацию отношений в государстве. Мы все дальше идем от нормальных правил регулирования общественной жизни.
Николай Валуев, боксер, депутат Госдумы
Ата-тушки, ата-ту: накажу за клевету! Уже приняли закон: дин-дон, дин-дон.:)))
13.07.2012


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей