О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/Politics/Russia/Politzeki/m.275582.html

новость Наркотический бред

Титиев осужден к 4 годам колонии-поселения
18.03.2019
Оюб Титиев на оглашении приговора. Фото: телеграм-канал @hrcmemorial
Оюб Титиев на оглашении приговора. Фото: телеграм-канал @hrcmemorial
Реклама

Судья Шалинского горсуда Чечни Мадина Зайнетдинова приговорила председателя регионального отделения "Мемориала" Оюба Титиева к 4 годам колонии-поселения по сфабрикованному делу о хранении марихуаны. Об этом сообщает телеграм-канал "Дело Оюба Титиева | ПЦ "Мемориал".

61-летний житель Курчалоя Титиев объявлен виновным по части 2 статьи 228 УК (незаконное хранение наркотиков в крупном размере без цели сбыта). Согласно фабуле дела, правозащитник "в не установленные в ходе следствия место и время" и "при неустановленных обстоятельствах" приобрел для личного употребления марихуану и хранил ее в своей машине "Лада Калина". Заявляется, что сверток весом 206,9 грамма лежал под передним пассажирским сиденьем машины, а еще 0,94 грамма - на резиновом коврике. Титиев был задержан 9 января прошлого года и с тех пор остается в заключении.

Приговор несколько мягче того, который 11 марта запросили в прениях прокурор Курчалоевского района Джабраил Ахматов и чиновница региональной прокуратуры Милана Байтаева. Они требовали для правозащитника 4 года общего режима со штрафом 100 тысяч рублей.

Права на льготный зачет у Титиева нет - для осужденных по части 2 статьи 228 кодекса оно не предусмотрено.

Адвокаты Марина Дубровина, Петр Заикин и Илья Новиков настаивали на оправдательном приговоре. Они отмечали, что Титиева преследуют за его правозащитную деятельность. В 2017 - начале 2018 года, вплоть до задержания, правозащитник расследовал массовый расстрел жителей региона кадыровцами.

Сам политзек вину не признал. Он указывал, что наркотики в его машину подбросили при досмотре двое кадыровцев из курчалоевского ОМВД. Ранее сообщалось, что это оперативники угрозыска Андрей Манджиков и Эми Магомадов, однако из последнего слова, с которым Титиев выступил позже в тот же день, 11 марта, следует, что подброс совершили полицейские из группы быстрого реагирования, а Манджиков и Магомадов участвовали в фабрикации дела уже на следующем этапе.

"Этот процесс побил рекорд по лицемерию и цинизму", - заметил политзек в последнем слове. Он призвал европейских правозащитников посодействовать введению санкций против лиц, причастных к его преследованию.

На оглашение приговора, передает "Кавказский узел", прибыли примерно 110 человек. В их числе - чиновники посольств Германии, Канады, Норвегии, Франции и представительства Евросоюза, коллеги Титиева по правозащитному центру "Мемориал", правозащитники из "Гражданского содействия", Комитета против пыток, ингушской правозащитной НПО "Машр", Московской Хельсинкской группы, "Общественного вердикта", Amnesty International, Civil Rights Defenders и Frontline Defenders, а также журналисты. На входе в суд публику подвергали тщательному осмотру.

Приговор был зачитан полностью - включая мотивировочную часть. Оглашение заняло больше 9 часов.

Днем в понедельник, пока судья Зайнетдинова зачитывала приговор, в Москве у входа в администрацию президента группа гражданских активистов провела одиночные пикеты с плакатом "Свободу Оюбу Титиеву!".

96658
Фото: телеграм-канал @hrcmemorial

Слушания по существу дела продолжались с 19 июля прошлого года. Разбирательство заняло около 40 заседаний. Судья Зайнетдинова дважды по ходатайствам прокурора Ахматова закрывала процесс от публики и прессы для допросов полицейских оперативников. Ахматов ссылался на то, что личные данные силовиков будто бы составляют государственную тайну и потому не могут быть разглашены.

Ключевым свидетелем обвинения считался разнорабочий Амади Басханов. Он единственный, кто заявлял, что видел Титиева курящим марихуану. При этом на следствии опознать политзека свидетель не сумел, из-за чего протокол опознания был сфальсифицирован. 13 сентября на допросе в суде Басханов вел себя так, как будто сам находился под действием наркотиков. Этого свидетеля дважды - в 2015 и 2016 годах - судили в Чечне по 228-й статье, однако ни в первый, ни во второй раз он не получил реального срока. Адвокаты Титиева отметили, что для Чечни такие приговоры нехарактерны - обычно по "наркотическим" статьям в регионе дают не меньше 4 лет колонии. Исходя из этого защита заключила, что Басханова привлекли для оговора Титиева, пообещав освобождение от уголовной ответственности.

Однако судья Зайнетдинова в приговоре назвала показания Басханова не относящимися к делу. Она отметила, что правозащитнику вменяется не употребление, а хранение марихуаны.

21 января нынешнего года в процессе были допрошены привлеченные защитой работники московской автономной некоммерческой организации "Судебный эксперт": двое химиков и один специалист по общей криминологии и дактилоскопии. Одна из экспертов, Светлана Приймак, сообщила, что заключение исследования в деле некорректно, поскольку методика экспертизы не описана достаточно подробно. Нельзя исключать, указала специалистка, что коноплю, будто бы обнаруженную у Титиева, пересушили. Между тем в таком случае нельзя с достоверностью утверждать, что конопля не была сорной. Сорное растение не содержит достаточного количества тетрагидроканнабинола, а потому вообще не может считаться наркотическим материалом.

При этом, добавила Приймак, повторную экспертизу конопли по прошествии года провести уже невозможно.

29 января адвокаты Титиева потребовали исключить из материалов дела основное "вещественное доказательство" - полиэтиленовый пакет с марихуаной. Указывалось, что следователь нарушил базовые правила обращения с вещдоками - из материалов дела следует, что после изъятия пакет вскрывали.

Кроме того, при "обнаружении" пакета в машине Титиева скотча не было, а во время исследования, якобы проводившегося в тот же день, 9 января 2018-го, он уже появился. Сам Титиев сообщал, что этот скотч уже на другой день, 10-го числа, обматывали ему вокруг головы и срывали вместе с волосами. "Есть все основания полагать, что исследование от 9 января было написано задним числом под нужды следствия", - отмечала адвокат Дубровина.

Тем не менее судья Зайнетдинова отказалась исключить "вещдок" из дела.

8 октября прошлого года представитель "Мемориала" получил в Страсбурге присужденную Титиеву премию Вацлава Гавела. Она вручается за гражданское мужество и выдающиеся достижения в защите прав человека.

Оюб Титиев, правозащитник, политзаключенный

Из последнего слова в процессе. Шалинский горсуд Чечни, 11.03.2019

Я хотел бы поблагодарить своих коллег и друзей за ту работу, которую они проделали за эти 14 месяцев. У меня отличные друзья и коллеги. Спасибо адвокатам - они показали, что это обвинение, фабрикация, стоит так же, как эта бумага, макулатура. Благодарю политиков, которые говорили о фабрикации дела, президента Франции, который общался на эту тему с Путиным. Григория Явлинского, Ксению Собчак, которые приезжали в Чечню и выступали в мою поддержку. Журналистов, которые приезжали сюда и освещали процесс, европейские институты, которые обращали внимание на процесс. И всех, кто подавал свои голоса против этой фабрикации, - это десятки, сотни тысяч голосов. Спасибо тем, кто писал мне письма, - я не могу их сосчитать. Я получал их сотнями.

Хочу извиниться перед близкими за те страдания, которые они перенесли из-за меня. Им намного труднее, чем мне. Благодарю их за терпение и выдержку.

Адвокат Новиков говорил, что процесс наш побил рекорд - и это был не один рекорд. Уверен, что этот процесс побил рекорд по лицемерию и цинизму. Мы были готовы к этому.

Я, Титиев Оюб Салманович, 9 января 2018 года по воле Всевышнего оказался за решеткой. Я с благодарностью принимаю это испытание. Я отец четырех детей. Надеюсь, они выдержат испытания, посланные нам Всевышним.

С детства я живу в селе Курчалой. Прошел уже 61 год. За это время произошло много изменений, менялась власть, социализм ушел в прошлое, на смену пришла демократия. У нас в стране странная демократия - в демократических странах не сажают за один клик в интернете. Госдума очень старается - ежедневно штампует законы, ограничивающие свободу.

В октябре 2017 года мы были в Молдавии - я был в группе правозащитников и юристов, мы проводили встречи с госчиновниками и организациями. Встречались с Министерством юстиции. Там за решеткой сидят всего 8 тысяч человек - а население больше 4 миллионов. Это небольшая цифра в такой стране.

Законы там гуманные к народу, но жестокие к чиновникам. Они отправили за решетку двух премьер-министров и больше трех десятков прокуроров и судей. В нашей стране такого не увидишь. Более миллиона человек у нас сидит за решеткой, и, чтобы содержать эту армию, государство тратит огромные деньги - наверное, в несколько раз больше денег, чем идет на армию.

Уже 14 месяцев я нахожусь за этой решеткой и не могу реализовать свое право на свободу. Я обращался к президенту страны 12 января 2018 года и до сих пор не получил ответа. Дважды в мою поддержку выступал Григорий Явлинский, он потом разговаривал с президентом страны и говорил о фальсификации дела. Нет никакой реакции. Вообще - кто я такой? Один голос в избирательной урне. Таких как я, - миллионы. Другой ценности люди в этой стране не представляют. А я, получается, вредитель - пытался привлечь внимание власти, чтобы она не смотрела на граждан как на избирательные голоса.

Ответ я получил из Чеченской Республики - там было две строчки. Говорили, что слова мои не подтвердились, значит, я соврал. Правду говорят, что народ нашей стране нужен только в Новый год. Но вера в доброго царя у нас в народе до сих пор сохраняется.

Приходит на память анекдот. Старик каждый день ходил к Стене Плача, и журналист решил его спросить, зачем он это делает. Он рассказал, что 40 лет уже просит для народа благ, лучшей жизни и так далее. И какое ваше ощущение, спросил он? Как будто я 40 лет разговариваю со стеной - такой был ответ.

Летом 2001 года в нашем селе произошла зачистка, более 100 человек подверглись пыткам, пятеро моих односельчан были взорваны. Тогда я написал материал о военных бесчинствах. Односельчане собрали подписи. Мы наивно думали, что подписи кого-то волнуют, и отдали депутатам. Депутат написал в ответ три строчки в газету, которую он сам, кажется, финансировал - что была зачистка и было убито 5 человек. Не было даже имен, хотя я описал все на двух страницах.

Совсем скоро приехали мои нынешние коллеги из "Мемориала", среди них была и Наташа Эстемирова. Я возил их по больницам, по людям, домам пострадавших. Им нельзя было оставаться на ночь, потому что тогда был комендантский час, но Наташа осталась и помогла закончить нашу работу. После этой зачистки было похищено еще 8 людей. Я обо всем сообщил коллегам.

После того, как "Мемориал" проделал необходимую работу, через несколько недель эти люди были освобождены. Их поочередно выкинули в разных местах в Гудермесском и Курчалоевском районе. Семеро были освобождены, восьмой не найден, но вместо него освободили другого. Дело до сих пор как следует не расследовано.

Тогда мне предложили работать, и с тех пор я в "Мемориале". Я 17 лет работаю в этой организации, и если мы смогли спасти хотя бы одного человека, то, думаю, мы работали не зря. Все эти годы я мало внимания уделял семье, мог дать им только прожиточный минимум. Мог бы, конечно, как один известный человек, называющий себя правозащитником, оформить у себя всю свою родню, а мог бы, как другая правозащитница, продавать информацию родственникам похищенных. Но это если забыть о чести и совести, а главное - о Всевышнем, об исламе.

Мне подбросили наркотики два сотрудника ГБР (группы быстрого реагирования. - Ред.), значительно младше меня. Третий отнесся к этому безучастно, но он все равно поступил бесчестно. В то утро сотрудники ждали меня на всех выездах из села, но повезло только тем. Наверное, они получили награду за эту блестящую операцию. Обязательно узнаю их имена и сообщу родне и односельчанам - пусть гордятся.

Организовал это преступление начальник угрозыска Джабраилов Дени. Следующие фигуранты - Хутаев, Гараев, Данчаев. Далее в дело вступил оперуполномоченный Андрей Манджиков и следователь Азрет Муратов. Они прикомандированы, зачем это им нужно - непонятно, могли бы уехать домой. Видимо, материальные ценности для них выше чести.

Следующим выступил односельчанин Магомадов Эми. Нагло и цинично врал на допросе - в целом как и все участники процесса. По неопытности он допустил много ошибок - пытался подделать мои подписи, писал массу рапортов. Если кто знает нашу историю, то по таким доносам 31 июля 1937 года, как писал Магомадов, были когда-то арестованы 14 тысяч чеченцев, потом многие были расстреляны.

Следователь Саламов превзошел всех - он сфабриковал это дело за 25 дней. Много допустил ошибок, у него слабая квалификация, но, видимо, он протеже высокопоставленного чиновника. Следователь Хадукаев Ибрагим потом корректировал и исправлял это 4 месяца.

Далее вступает в дело прокуратура. Не нужно иметь образования, чтобы понять, что обвинение абсурдное. Но 8 месяцев прокуратура пытается обмазать меня грязью. Доказать, что показания сотрудников силовых структур - истина в последней инстанции.

Свидетель Басханов вообще был шедевром. Я представить не мог, что обвинение опустится до того, что приведет в суд свидетеля, накачанного наркотиками. И никогда бы не подумал, что судья не остановит эту позорную выходку. У него началась тут ломка, это позорно. Это плевок в наше правосудие.

Прокурор Байтаева прекрасно знает, что это фабрикация, но почему-то поддерживает. Наверное, ее работа стоит того, чтобы ради нее стать грешницей. Ведь верующий не может отрицать истину.

Я задавался вопросом, почему люди врут, и нашел две причины: получение выгоды или страх. Обе эти причины унизительны.

Те, кто фабриковал это дело, думают, что у них есть оправдание - приказ сверху. Не было никакого приказа сверху (по поводу задержания ТитиеваРед.). Возможно, было пожелание, указание, но все двинулись его исполнять, предвкушая дивиденды. 15-20 лет назад никто бы не поверил, что в нашей республике возможен такой процесс, как этот. Боюсь себе представить, что будет через 20 лет. Думаю, я не доживу до этого.

У меня нет иллюзий - приговор будет обвинительным. По стране в целом нет оправдательных приговоров. Это говорит о полном контроле прокуратуры над судебной системой страны.

Я уповаю только на Всевышнего. Если он считает, что мне дальше надо оставаться за решеткой, я приму это с покорностью. Но Аллах предписывал нам бороться с несправедливостью, поэтому мы будем бороться до конца, до полного признания невиновности.

Сколько можно убивать и сажать за решетку правозащитников? Когда наконец власти обратят внимание? Обращаюсь к коллегам из европейских стран: изыскать возможность применения универсальных юрисдикций и других санкций к фигурантам этого дела, так как в нашей стране в расследовании отказывают. Если бы в нашей стране не было чиновников, готовых мать свою продать, преступлений было бы гораздо меньше.

Я мусульманин и не собираюсь это доказывать. Все, кто выступал со стороны гособвинения, считают себя мусульманами, но никто не стремился к восстановлению истины. Мне, мусульманину, стыдно за вас. Стыдно видеть людей, называющих себя мусульманами, так низко павших.

18.03.2019


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей